Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





13.12.2017
На сайте выставлена обновленная биографическая страничка Бориса Алексеевича Муромцева, учившегося в реальном училище К.Мая в 1909-1915 гг. и преподававшего в нашей школе химию в 1920-х гг.





Юрий Евгеньевич Гезехус
Hesehus

05.09.1900 - 24.11.1937

технорук цеха завода «Красный Треугольник»

расстрелян

учился в Реальном училище К.Мая
в 1916 - 1918 гг.


















В процессе поисков информации о судьбах бывших учеников школы К.Мая нами была обнаружена примечательная книга Ильи Артемьевича Захарова-Гезехуса, озаглавленная "Моя генетика" [1]. Книга посвящена генеалогии, генетике и некоторым проблемам философии и выходит далеко за рамки популярной литературы и биографических очерков. Однако, практически из первых страниц мы поняли, что книга написана сыном трагически погибшего в 1937 г. выпускника Реального училища К.Мая Юрия Евгеньевича Гезехуса. Нам удалось связаться с профессором, чл-корр. РАН И.А. Захаровым-Гезехусом и получить разрешение на публикацию краткой истории рода Гезехусов и биографии Юрия Евгеньевича Гезехуса. Благодарим Илью Артемьевича за интереснейший очерк, теплое отношение к нашей просьбе и сохранение фамильной памяти. Ниже приводим краткое изложение соответствующей главы книги… 
Краткость сведений о Юрии Евгеньевиче Гезехусе объясняется двумя причинами. Во-первых, вскоре после рождения Ильи родители разошлись и во-вторых, осенью 1937 г. Юрий был арестован и расстрелян. Илья рос в семье матери, Анны Петровны Чубовой (1905–1989) – искусствоведа, педагога, музейного работника и в 1948 году был усыновлён вторым мужем Анны Петровны, врачом-хирургом Артемием Михайловичем Захаровым. 
Однако, Илья Артемьевич сохранил память об отце и интерес к фамильной истории, благодаря чему мы имеем возможность прочитать прекрасный генеалогический очерк: «Род Гезехусов» [2]. 
В семье считалось, что фамилия Гезехус имеет шведское происхождение. Действительно, в Скандинавии некоторые фамилии оканчиваются на «hus». В Швеции, однако, фамилия Hesehus не встречается (по словам граждан Швеции и данным телефонной книги Стокгольма), нет ее и в Дании. Возможно, версия шведского происхождения фамилии появилась на волне германофобии во время Первой мировой войны. Германские корни Гезехусов обнаруженного с разными вариантами написания в списке немецких фамилий (Haesehus, Haesehuss, Haessehuss, Hesehus, Hesehuss, Hessehus, Hessehuss). Нашлись архивные материалы генеалогических обществ Ринтелна (город к югу от Бремена, земля Нижняя Саксония) и Бремена. Первый Гезехус, о котором есть сведения – Barthold Hesehus (1490, Stadthagen – 1556, Herford). Stadthagen и Herford – небольшие города вблизи Ринтелна. Этот Бартольд Гезехус имел сына, тоже Бартольда, и четырех внуков, семья в XVI веке жила в Штадтхагене. Примерно через 100 лет Гезехусы обнаруживаются в Бремене. 
Неизвестно, сколько из многочисленных детей Карстена Элера выжило, но один из младших сыновей, Хейнрих Якоб, решил поискать счастья в далекой России. 
Уроженец Бремена, оловянных дел мастер Хейнрих Яков Гезехус, обосновался в Санкт-Петербурге в конце XVIII или в начале XIX века. Здесь он женился на Елене Ульрике, урожденной Линде, и имел двух сыновей – Александра Фридриха (28.08.1814 – 1881) и Карла Гергарда (род. 22.11.1817) [3]. 
Жизнь большинства потомков Якова Гезехуса, вплоть до его праправнука, оказалась связана с российским флотом. 
Александр Яковлевич в 1828 г. поступил в Кондукторские роты Учебного морского рабочего экипажа, в 1834 г. по окончании курса наук и по экзамену произведен в прапорщики Корпуса корабельных инженеров [4]. Таким образом, А.Я. Гезехус стал основоположником морских семейных традиций. Всю жизнь занимаясь строительством кораблей, он проделал впечатляющую карьеру: от первого чина унтер-офицера, полученного в 1831 г. еще во время учёбы в училище, до звания генерала-майора в 1872 г. Не имея ни связей, ни знатного происхождения, ни богатства, он, очевидно, обладал большими техническими способностями и умением руководить людьми, что и позволило ему добиваться успехов на службе. За долгую карьеру инженера-кораблестроителя (1834–1875) он удостоился многочисленных наград: ордена Св. Анны 2 степени с императорской короной («за спуск на воду броненосного фрегата «Минин»», произведенный в присутствии Государя Императора 10.11.1869 г.), Св. Станислава 2 ст., Св. Владимира 3 и 4 степени, был также награжден бриллиантовым перстнем с вензелем Его Высочества. В 1855 г. он со своими детьми получил дворянство. В 1870-е годы А.Я. Гезехус был инспектором кораблестроительных работ Санкт- Петербургского порта. От этой должности он и был отчислен в 1875 г. по болезни. Умер Александр Яковлевич 4 сентября 1881 г. 
Лютеранин по вероисповеданию, А.Я. Гезехус был женат на дочери физико-механика Белау, Александре Густавовне, православного вероисповедания. Их дети, Николай (17.01.1845 – 03.09.1918), Петр (24.12.1845) и Мария (5.04.1847) были крещены по православному обряду. Младший сын, Петр, стал корабельным медиком. 
Как это не странно, но наиболее известной фигурой в роде Гезехусов стал не моряк, а российский ученый-физик Николай Александрович Гезехус (1845 – 1918). Его портрет есть в энциклопедии Брокгауза-Ефрона (изд. 1916 г.), его имя сохранялось и в советских энциклопедиях. Николай Александрович был, однако, нетипичным представителем рода Гезехусов: его отец и дядя и их потомки в нескольких поколениях были связаны с морем – были кораблестроителями, моряками. Их имена появляются в истории Крымской, Русско-японской, Первой мировой, Гражданской войн. Море, морская служба были идеей, предназначением рода Гезехусов. 
Сам же Николай Александрович Гезехус был известным деятелем высшего образования и науки в России в конце XIX – начале ХХ веков. Если память о нем в Петербурге, где он провел бoльшую часть жизни, почти стерлась, то в Томске, где он совсем недолго был ректором первого сибирского университета, он – фигура известная и до сих пор почитаемая. Не только труды Николая Александровича, но и его происхождение могут быть интересны для тех, кто изучает историю науки и высшего образования в России. 
Николай Александрович Гезехус родился 17(29) января 1845 г. в Санкт-Петербурге. Нередко, даже в прижизненных изданиях, указывается другая дата рождения – 1844 г. Противоречивы и архивные документы. В послужном списке отца дата рождения сына – 17 декабря 1844 г. Имеется, однако, свидетельство, выданное С. Петербургской Духовной Консисторией 28 декабря 1854 г.(№7024), со ссылкой на запись в Книге Исаакиевского собора о том, что «сын Николай родился семнадцатого, а крещен двадцать седьмого Генваря тысяча восемьсот сорок пятого года». 
Не пойдя по стопам кораблестроителей отца и дяди, Николай Александрович, единственный из Гезехусов, поступил в Петербургский Императорский университет, который окончил в 1869 г. В 1871–1872 гг. Н.А. Гезехус стажировался в Берлинском университете у Г. Гельмгольца. Вернувшись в Петербург, Н.А. начал работать лаборантом при физическом кабинете на физико-математическом факультете Петербургского Университета, где в дальнейшем он совмещал преподавание с проведением научных исследований. Им были последовательно получены степени кандидата (1869), магистра (1876) и доктора (1882). С 1873 г. он участвует в проведении практических занятий, а в 1877 г. приступает к чтению лекций в Петербургском университете в должности приват-доцента. Среди его студентов в этот период был и А.С. Попов, в дальнейшем прославившийся изобретением радио. Н.А. также одновременно преподавал физику на Высших женских курсах. 
В 1888 г. физико-математический факультет университета рекомендовал приват-доцента Н.А. Гезехуса на штатную должность профессора как заслуживающего «особого внимания по дарованиям, трудолюбию и научной деятельности», рекомендацию подписали Ф. Петрушевский, В. Докучаев, А. Бекетов, И. Сеченов и др. [5]. В официальном отзыве говорилось [6]: 
Репутация Н.А. Гезехуса «как научного деятеля вполне установившаяся, работы его по некоторым вопросам составляют капитальный вклад в науку, и авторы статей в русской и иностранной литературе, касающихся этих вопросов, неизменно цитируют эти работы. Деятельность Гезехуса как преподавателя Санкт-Петербургского университета и как одного из главных сотрудников Физического общества и издаваемого при оном журнала также на виду у всех». 
Разносторонняя деятельность Н.А. на поприще образования и науки была отмечена несколькими орденами (Св. Станислава 1 и 2 ст., Св. Владимира 3 и 4 ст., Св. Анны 2 ст.); в 1896 г. он получил чин действительного статского советника. 
Н.А. Гезехус был не только талантливым физиком, но и художественно одаренной натурой: в Петербурге участвовал в музыкальных концертах, исполняя в струнном квартете роль первой или второй скрипки; в томский период своей жизни организовал в университете музыкальный класс, где с другими энтузиастами бесплатно давал уроки; был директором Томского отделения Русского музыкального общества. И в Петербурге он продолжал совмещать физику и музыку – вплоть до последних лет жизни он был председателем Общества любителей камерной музыки. Не случайно под его редакцией вышла книга Блацерны «Теория звука в приложении к музыке» (1878). 
Николай Александрович умер в ночь на 3 сентября 1918 г. Могила его не сохранилась, не удалось найти сведений о том, на каком кладбище он был похоронен. Кажется очень вероятным, что его похоронили рядом с могилой жены. Памятник на ее могиле существует до настоящего времени на Смоленском немецком кладбище. Сохранился черный камень; бывший на нем крест исчез. 
Карл Яковлевич Гезехус обучался в тех же Кондукторских ротах, что и старший брат, и также стал инженером-кораблестроителем. В начале своей службы он вместе с братом участвовал в постройке 84-пушечного корабля «Прохор» (1848). Однако, если вся жизнь А.Я. прошла в Петербурге, то Карл Яковлевич оказался участником военных действий на самых дальних рубежах России. В 1849 г. в чине подпоручика он был направлен в Петропавловский порт на Камчатку, единственный в то время порт России на Тихом океане. В 1854 г. во время Крымской войны англо-французская эскадра попыталась овладеть Петропавловском. К.Я. Гезехус был командиром одной из батарей, оборонявших порт.    
Нападение союзников было отбито. Карл Яковлевич был пожалован кавалером ордена Св. Анны 3 ст. с мечами в воздаяние отличной храбрости при отражении в 1854 г. неприятельского нападения на Петропавловск. В 1855 г. К.Я. Гезехус вернулся в Петербург, участвовал в постройке батарейных плотов. С 1856 г. и до выхода в отставку в 1881 г. служил в Кораблестроительном техническом комитете, став в 1862 г. начальником чертежной, а в 1866 г. – членом Кораблестроительного отделения морского технического комитета. 
В 1870–1880 гг. Карл Яковлевич был членом экзаменационной комиссии на выпускных экзаменах в Морском училище по теории кораблестроения. За многолетнюю беспорочную службу К.Я. Гезехус был награжден несколькими орденами и медалями. В отставку он вышел в чине полковника. 
Яркую страницу в истории флота дореволюционной России оставил Александр Петрович Гезехус (1875 – ?), сын упомянутого выше корабельного медика Петра Александровича Гезехуса (24.12.1845). Александр Петрович окончил Морской корпус в 1896 г. и офицерский Артиллерийский класс в 1901 г. с присвоением ему чина лейтенанта. А.П. Гезехус был одним из участников Цусимского сражения 1905 г. Его воспоминания об этой трагедии российского флота недавно были опубликованы в России [7]. Во время Русско-японской войны он был командиром кормовой орудийной башни берегового броненосца «Адмирал Ушаков», посланного с Балтики на Тихий океан. Этот корабль 15.05.1905 г. повторил знаменитый подвиг «Варяга» – капитан судна, расстрелянного японскими крейсерами и потерявшего возможность сопротивляться, приказал открыть кингстоны. Корабль пошел ко дну с неспущенным Андреевским флагом. Часть команды спаслась – проведя три часа в холодной воде, моряки были подобраны японскими судами и оказались в плену. Среди спасшихся был и А.П. Гезехус… 
Продолжал службу на русском военном флоте и в Первую мировую войну, командовал эскадренными миноносцами “Звонкий” и “Лейтенант Зацаренный”, был начальником 5-го дивизиона Черноморской Минной бригады. С 01.1917 А.П. Гезехус – командующий отрядом мореходных канонерских лодок, начальник Дунайской флотилии, командир линкора “Три Святителя”. Награжден Георгиевским оружием (02.1917). В Гражданскую войну А.П. Гезехус служил в Белом Черноморском флоте. Сын Александра Петровича, Владимир, гардемарин, также воевал в Белой армии и получил Георгиевский крест уже во время Гражданской войны. В 1919–1920 гг. был сигнальщиком артиллерийской роты на крейсере «Кагул» («Генерал Корнилов»). А.П. и В.А. Гезехусы после 1920 г. оказались в Бизерте (французский порт в Алжире), куда ушла Черноморская эскадра, в том числе крейсер «Кагул», после поражения Белого движения. Владимир в Алжире окончил действовавший там Морской корпус. В эмиграции А.П. Гезехус был председателем Российского военно-морского объединения в Алжире. Есть сведения, что в Алжире семья Гезехусов бедствовала. Второй, младший сын А.П. Гезехуса умер, избитый французскими полицейскими. О дальнейшей судьбе Александра Петровича и Владимира Александровича нам ничего не известно. 

Вернёмся к рассказу о судьбах сыновей и внуков Николая Александровича Гезехуса. Как было сказано выше, Николай Александрович был женат на Александре Юльевне Трак – дочери австрийского поданного. Она умерла рано, оставив трех детей – Евгения (род. 06.12.1878), Веру (15.12.1881), Дмитрия (16.06.1887). Старший, Евгений, отец будущего ученика школы Карла Мая, стал моряком, уехал служить на Дальний Восток, где и умер вскоре после Октябрьской революции. О младшем ничего не известно. Нашлось только сообщение в журнале «Огонек» от 16 (29) ноября 1914 г., № 46. На стр. 11 – Мартиролог «Герои и жертвы Отечественной войны 1914 г.». Среди погибших и раненых под номером 67 – «прапор. Д.Н. Гезехус, убит». Вероятно, это и есть Дмитрий, младший сын Николая Александровича. 
Евгений Николаевич, уехав на Дальний Восток, оставил в Петербурге жену, Екатерину Александровну, сына Юрия (05.09.1900–24.11.1937) и дочь Нину (1904–1992). Екатерина Александровна умерла от голода в блокадном Ленинграде в январе 1942 г. Нина Евгеньевна артистка, окончила музыкальное училище. Ее муж, К.И. Зейбольт, был в 1938 г. расстрелян, сама она также была репрессирована. 

И, наконец, главный герой нашего очерка – Юрий Евгеньевич Гезехус. Юрий родился в Санкт-Петербурге и поступил в пятый класс Реального училища К.Мая в 1916 году. Мать с сыном и дочерью жили сравнительно далеко от школы – на Измайловском проспекте и служила помощником секретаря музыкально-художественного общества. 
Время учёбы в школе Карла Мая пришлось на сложный период революционных потрясений – в 1918 г. Одновременно с Юрием в школе учились будущие: геолог, профессор Вадим Владимирович Доливо-Добровольский (1904 –1936), любимец школы, преподаватель физкультуры Ростислав Васильевич Озоль (1899–1973), генерал-майор интендантской службы Сергей Николаевич Перетерский (1900–1971), доктор биологических наук, профессор Альберт Максимович Лунц (1901–1977), архитектор Яков Давидович Гликин (1900–1989), геоботаник Артемий Сергеевич Порецкий (1901-1942), старший брат Дмитрия Сергеевича Лихачева, инженер-электрик Михаил Сергеевич Лихачев (1901–1987), проректор Ленинградского Технологического института целлюлозно-бумажной промышленности, к.т.н. Василий Александрович Зконопниц-Грабовский     (1901-1967), писатель и журналист Михаил Николаевич фон Энден (1901-1934). [8,9] 
На один класс старше Юрия учился будущий писатель Лев Васильевич Успенский (1900-1978), оставивший замечательные записки, прекрасно передавшие дух знаменитого учебного заведения. Вот как Лев Успенский характеризовал атмосферу школы: 
«Я еще не встречал за всю мою жизнь ни одного «майца», который бы не вспоминал свою школу с великой признательностью, с чувством теплой любви к ней и к самому ее зданию, к ее кабинетам и лабораториям, так же как и к ее преподавателям — нашим отличным во всех отношениях учителям, и к тому духу школы, который воплощался в постоянно повторяющихся в ней словах, в старом педагогическом девизе, звучавшем «Сначала полюби, а потом уж обучай». 
Школа Мая давала своим питомцам главное — любовь к знанию и умение не сидеть в ожидании очередной порции этих знаний, как сидит кукушонок, разинув рот, на краю гнезда, ожидая, чтобы ему сунули в разверстую глотку очередную гусеницу, а летать самому за своей познавательной пищей, добывать ее в охотничьей погоне, приспосабливаясь к разным условиям охоты, наслаждаясь самим процессом познавания. Смело скажу, что в том интеллектуальном фонде, который я приношу с собой к концу жизненного пути, по меньшей мере три четверти сложилось во мне уже в гимназии Мая, усилиями ее учителей. Добавлю к этому, что и в образовании «морального» Я каждого из нас, бывших «майцев», роль нашей школы подавляюще велика» [10]. 
Юрий окончил шесть классов Реального отделения школы, но не успел пройти курс седьмого (дополнительного) класса, дающего право поступления в высшие учебные заведения. Впрочем, к этому моменту это уже и не имело большого значения – доступность высшего образования после 1917 года определялось не талантами и усердием, а правильной социальной принадлежностью. Как мы понимаем, по этому критерию шансов получить высшее образование у Юрия не было. «Высшую школу» жизни ему пришлось проходить в рядах Красной Армии, куда он был мобилизован прямо со школьной скамьи. После демобилизации в 1924 году Юрий успешно занимался спортом (хоккей с мячом, футбол). В 1930-е годы работал на заводе «Красный треугольник», был техническим руководителем цеха вулканизации. 
В 1937 году Ю.Е. Гезехус попал в мясорубку «Большого террора». В материалах «Дела № 32581 по обвинению Петрова Л.П., Гезехус Ю.Е. и других в пр. пр. ст. ст. 586 587–8 5810–11 УК РСФСР. Дело начато 4 Х 1937, окончено декабрь 1937» отражена трагическая история ареста и гибели Юрия Евгеньевича... 

Ордер № 5252 на арест Ю.Е. Гезехуса был выписан 22.Х.1937. В Анкете арестованного указан состав семьи: жена В.С. Шишкина, сын Илья Юрьевич, 3-х лет, сестра Нина Евгеньевна, мать Екатерина Александровна. 
Допросы Гезехуса Ю.Е. проводились 25 и 27 октября и 14 ноября. 
В протоколе первого допроса – перечень родственников и знакомых. 
Из второго допроса приводим некоторые выдержки: 
«Вопрос: Вы арестованы как участник контрреволюционной диверсионно-террористической шпионской организации. Дайте показания по этому вопросу. 
Ответ: В контрреволюционной организации я не состоял и не состою. 
В.: Следствие располагает непровержимыми [так] доказательствами Вашей преступной деятельности. Ваше сопротивление бесполезно и бессмысленно. Предлагаем дать правдивые показания о всей вашей преступной деятельности. 
О.: Я решил рассказать все. Признаю, что я действительно являюсь членом контрреволюционной диверсионно-террористической шпионской организации, созданной германскими разведывательными органами, в которую я был завербован в 1934 г. одним из ее руководителей – КАМАРНИЦКИМ [И.В. Комарницкий был арестован летом 1937 г. и вскоре расстрелян – Прим. Авт.]… Основная цель к/р организации затормозить развитие социализма в СССР, подготовить почву для интервенции извне. В осуществление этой цели перед организацией стояли следующие задачи 
1) Организация диверсионных актов и вредительства 
2) Совершение террористических актов над вождями партии и правительства 
3) Шпионаж политический и экономический…
В.: Что было сделано Вами по линии вредительства. 
О.: Основная задача вредительства шла по линии сопротивления внедрения синтетического каучука… 
В.: Дайте показания о террористической деятельности Вашей к/р деятельности [так]. 
О.: Организация террора, общее руководство террористической группой, снабжение ее оружием производилось Камарницким – Камарницким на одном совещании в конце 1936 г., была поставлена задача перед Петровым Л.П. осуществить террористические акты над т. ЖДАНОВЫМ. Террористические акты должны были быть совершены, используя демонстрации… 
… Кроме того нами, Миллером, Камарницким и мною, была намечена для проведения в жизнь в случае войны следующее. 
1) Вывод из строя заготовительно-вальцовочного цеха путем взрыва котлов… 
5) Окраска крыш в цвет, легко заметный с воздуха для противника, и освещение их ночью фонарями. 
Более подробные и точные показания о всей работе и к/р организации освещу после отдыха. Прошу представить отдых. 
Протокол составлен с моих слов правильно и мне прочитан». 


Следующий допрос состоялся более чем через две недели, 14 ноября. В Протоколе – аналогичные предыдущим вопросы и “признательные” ответы. 
Обвинительное заключение было утверждено зам. нач. управления НКВД Л/О Шапиро «­­­___» декабря [дата не была проставлена]. В нем, в частности, говорится: 
«3 Отделом УНКВД ЛО в г. Ленинграде в октябре мес. 1937 года вскрыта и ликвидирована к-р. террористическая диверсионно-шпионская организация, связанная с разведывательными органами одного иностранного государства… На основании вышеизложенного – обвиняются: … ... 
2. Гезехус Юрий Евгеньевич – 1900 г.р., ур. г. Ленинграда, русский, гр-н СССР, бывш. дворянин, б/п, до ареста – технорук цеха вулканизации З-да Красный треугольник… Виновным признал себя полностью… 
Настоящее дело… подлежит направлению в НКВД СССР для рассмотрения по первой категории… 
Вещественных доказательств по делу нет. 
(подписи). декабря 1937 года г. Ленинград» 

В деле имеется акт: 
« Акт 
“24” ноября 1937 года, мною, Комендантом УНКВД ЛО ст. лейтенантом Госбезопасности Поликарповым А.Р., на основании предписания Начальника УНКВД ЛО Комиссара Госбезопасности 1 ранга тов. Заковского от 23 ноября 1937 г. за №192878 и отношения Наркома внудела СССР от 21 ноября 1937 г. за №413585 – приговор в отношении Гезехус Юрия Евгеньевича приведен в исполнение. Вышеуказанный осужденный РАССТРЕЛЯН. 
Комендант УНКВД ЛО ст. лейтенант Госбезопасности (Поликарпов) 
24 ноября 1937 года». 

Таким образом, получатся, что расстрел был произведен до того, как было подписано обвинительное заключение. По данным, приведенным в Мартирологе [11]. 24 ноября в Ленинграде было расстреляно 680 человек! 
В 1956 г. Н.Е. Зейбольт, сестра Ю.Е. Гезехуса, обратилась к Прокурору г. Ленинграда с просьбой о пересмотре дела. В ответе на это обращение отмечается, что «как видно из материалов дела, предварительное следствие и судебное разбирательство были проведены с грубейшими нарушениями закона… Проверкой установлено, что причастные к расследованию данных дел сотрудники УНКВД ЛО Заковский, Перельмут, Шапиро, Альтварг и другие сами в последствие были осуждены за тяжкие преступления, в том числе и за фальсификацию следственных дел…». 
Была получена «СПРАВКА. По сообщению Главной военной прокуратуры за №9а-19208-37 от 12 января 1957 года уголовные дела в отношении всех лиц… по вновь открывшимся обстоятельствам рассмотрены Военной коллегией Верховного Суда СССР 1 и 12 декабря 1956 года и прекращены за отсутствием в их действиях состава преступления (подпись)». 
Пересмотр дела, однако, тянулся семь лет. В 1963 г. появилось Определение №193-н-63г «Военный Трибунал Ленинградского Военного округа… в заседании от 22 июля 1963 г. …Определил Постановление комиссии НКВД и прокурора СССР от 19-го ноября 1937 года в отношении Гезехуса Ю.Е., Петрова Л.П., Бутова Л.П., Петрова П.А. – отменить и дело прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления». 

Два слова об авторе биографического очерка, сыне Юрия Евгеньевича Гезехуса, Илье Артемьевиче Захарове-Гезехусе. 
Илья Артемьевич, родился 18 июня 1934 г. в г.Ленинграде. В июне 1942 г. с матерью и бабушкой был эвакуирован из блокадного Ленинграда в Вологодскую область, где начал учиться в школе. В 1944 г. вернулся в Ленинград, в котором проживал до 1987 г. В 1951 г. окончил 210 среднюю школу с серебряной медалью и поступил на биолого-почвенный ф-т Ленинградского Государственного университета. Университет окончил с отличием в 1956 г. по каф. микробиологии, на последних курсах заинтересовался генетикой и начал посещать занятия на соответствующей кафедре. В начале 1957 г. поступил на работу на кафедру генетики и селекции ЛГУ, где работал до осени 1964 г. в должностях ст. лаборант, аспирант, мл. научный сотрудник, ассистент. В 1963 г. защитил диссертацию на степень кандидата наук. 
В 1964 г. был приглашен в Филиал Физико-технического Института им. А.Ф,Иоффе АН СССР для организации лаборатории радиационной генетики, которой заведовал до 1987 г. В этот период защитил диссертацию на степень доктора наук (1972 г.). 
С 1987 г. работает в Институте общей генетики им. Н.И.Вавилова АН СССР (РАН), в 1987-2005 гг. заведовал лабораторией сравнительной генетики животных, в 1992-2006 гг. в 1992-2006 гг. исполнял обязанности заместителя директора Института. 
В 2000 г. был избран членом-корреспондентом РАН по специальности «общая биология» 
Илья Артемьевич является автором (соавтором) более 200 журнальных статей, 20 научных и научно-популярных книг, учебных пособий. Подготовил более 20 кандидатов наук и четырёх докторов. 
В 2012 г. Илье Артемьевичу была присуждена Золотая медаль имени Н.И. Вавилова Российской академии наук. 

5 февраля 2017 г. в Санкт-Петербурге на улице Марата, д.65 в рамках проекта «Последний адрес» появилась мемориальная табличка в память о бывшем ученике гимназии К.Мая  Юрии Евгеньевиче Гезехусе.  Юрий Евгеньевич был арестован 23 октября 1937 года. Групповое дело, по которому он проходил, включало также родственников его жены – отца и сына Петровых. В деле сохранилось три допроса Юрия Евгеньевича – от 25 и 27 октября и 14 ноября – с «признательными» показаниями, которые, за очевидным отсутствием вещественных доказательств, стали единственным основанием для расстрельного приговора: «Признаю, что я действительно являюсь членом контрреволюционной диверсионно-террористической шпионской организации, созданной германскими разведывательными органами… Основная цель к/р организации – затормозить развитие социализма в СССР, подготовить почву для интервенции извне».

Точная дата составления обвинительного заключения в деле отсутствует, оно подписано «… декабря 1937 года». Приговор по пяти пунктам 58-й статьи (ст.58-6-7-8-10-11) вынесен Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 19 ноября 1937 года. Через пять дней, 24 ноября 1937 года, все проходившие по делу были расстреляны, – расстреляны до подписания обвинительного заключения. Гезехусу было 37 лет.  

На открытии мемориальной таблички присутствовали сын Юрия Евгеньевича Гезехуса, член-корреспондент РАН,  доктор биологических наук Илья Артемьевич Захаров-Гезехус и директор музея истории школы К.Мая Н.В. Благово.  

Источники: 
1. Моя генетика / И.А. Захаров-Гезехус; Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН. – М.: Наука, 2014. – 000 с. – ISBN 978-5-02-038505-4 (в пер.). 
2. Немцы в Санкт-Петербурге (XVIII–XX века): Биографический аспект. Вып. 3. СПб.: МАЭ РАН, 2005. С. 245–251. 
3. РГА ВМФ. Ф. 432. Оп. 4. Д. 9. 
4. РГА ВМФ. Ф. 406. Оп. 4. Д. 1109. 
5. ЦГИА СССР. Ф. 733. Оп. 150. Д. 316. Л. 73; цит. по 10. 
6. Там же. Д. 12. Л. 169: цит. по 10. 
7. Бунич И. «Долгая дорога на Голгофу».– М.: Яуза, 2004 (А.П. Гезе- хус «Долой ответ, открыть огонь». С. 374–385. 
8. Благово Н.В. Школа на Васильевском. Часть I. СПб.: Анатолия. –2013. 
9. Сайт общества друзей школы К.Мая – URL: www.kmay.ru. 
10. Успенский Лев. Записки старого петербуржца.–Л.: Лениздат.– 1970. 
11. Ленинградский мартиролог: 1937–1938. Т. 3. СПб.: Российская нац. Библиотека. 1998. 640 с. 


Страничка подготовлена И.А. Захаровым-Гезехусом © (Москва) и М.Т. Валиевым © (Санкт-Петербург). 
02.01.2015


Дополнительные материалы:


Фотолетопись:



























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей