Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





17.8.2019
16 августа 2019 г. в музее истории школы К.Мая состоялась уникальная встреча трёх потомков известной семьи Серк, пять представителей которой учились в гимназии К.Мая. Впервые встретились правнучки учеников школы Оскара и Акселя Серк - Наталья Георгиевна Грабовецкая из Новосибирска, Елена Эдуардовна Бочкаркева из Москвы и Наталья Петровна Краубнер из Санкт-Петербурга. В очередной раз нам удалось соединить ветви одного рода. Состоялся обмен родственной информацией. В музей переданы ценные раритеты. Мы уверены в счастливом и продуктивном сотрудничестве.





Константин Николаевич Зотов

25.11.1897-13.09.1942

инженер путей сообщения

учился в реальном училище К. Мая
в 1908 - 1914 гг.














В стенах школы К. Мая в разное время учились пять братьев Зотовых: 
Борис (1896-1963), Константин (1897-1942), Александр (1899-1981), Лев (1901-1973) и Николай (1906-1974). Отец, Николай Александрович Зотов (1868-1938) - агроном, потомственный дворянин. Род Зотовых ведёт начало от Петра Зотовича Зотова (1704-1773). Мать, Антонина Игнатьевна Зотова (1870-1928), урождённая Мордовина, - дочь Игнатия Александровича Мордовина, старшего штурманского офицера Российского Императорского флота, потомственного дворянина, уроженца Архангельской губернии. В семье росли еще две дочери Елена (1903-1955) и Вера (1904-1995). 
В 2012 г. нам удалось установить контакт с членами семьи Зотовых-Мордовиных: Дмитрием Константиновичем Зотовым (Москва), Ириной Борисовной Зотовой (Санкт-Петербург) и Ольгой Николаевной Беллер (Санкт-Петербург). Дмитрий Константинович в течение многих лет тщательно собирал информацию о фамильной истории Зотовых. Благодаря Дмитрию Константиновичу сейчас можно почти полностью воссоздать жизненный путь каждого члена этой замечательной семьи. Ольга Николаевна смогла систематизировать, отредактировать и дополнить материал. 
Ниже приводится один из результатов этого совместного творчества – жизнеописание Константина Николаевича Зотова. Константин поступил во второй класс гимназии К. Мая в 1908 г. и окончил полный курс Реального училища (включая седьмой дополнительный класс) в 1914 г. Текст очерка приведен без каких-либо изменений и купюр. Благодарим Дмитрия Константиновича и Ольгу Николаевну за титанический труд. 


          Менее чем через два года после рождения первенца Бориса Антонина Игнатьевна родила второго сына. Дата рождения -25 ноября 1897 года. При крещении сына нарекли - Константин. По характеру Костя был спокойным мальчиком. В отличие от всех остальных членов семьи у него были гладкие волосы, черты лица тонкие. Уже в детстве у Кости проявилось влечение к технике, и родители стали дарить ему соответствующие игрушки - железную дорогу, модель действующей паровой машины. А когда ему подарили фотоаппарат, он быстро его освоил, научился проявлять и печатать фотоснимки и сделался практически семейным фотохроникером. 
Кроме того, Костя раньше своего старшего брата научился читать и писать, а в гимназию К. Мая он поступил во второй класс вместе со старшим братом Борисом. В процессе учебы Костя помогал брату по многим предметам, а для младших братьев и сестер он стад главным консультантом-помощником. На протяжении всех лет учебы Костя оставался лучшим учеником в классе, принося домой красные и золотые табели. Табели в то время заполнялись черными чернилами (3), красными (4) и золотыми (5). Костя был единственным из детей, у кого родители не проверяли дневник. Хорошие успехи были у Кости и в спортивных занятиях - он хорошо катался на коньках и играл в хоккей, ловко выполнял гимнастические упражнения, свободно чувствовал себя в воде, уверенно скакал на лошади, в домашних соревнованиях по теннису, как правило, выходил победителем.    
Костя довольно быстро и уверенно освоил игру на рояле и стал главным партнером Антонины Игнатьевны при игре в четыре руки. Молодежные вечеринки, как правило, проходили под аккомпанемент Кости. Как и все дети в семье, Костя неплохо рисовал. С годами техника все больше привлекала внимание Кости. Большой интерес он проявил к воздухоплаванию, особенно после полетов Нестерова, сам конструировал воздушные шары, змеи и разные планеры с механическими двигателями. 
Весной 1914 года Костя с отличием оканчивает Реальное училище К. Мая. Борису и Косте была устроена торжественная встреча в Волгине. После короткого отдыха Костя начал усиленно готовиться к поступлению в институт и осенью стал студентом механического факультета теперь уже Петроградского политехнического института. Занятия шли успешно, но интерес к воздухоплаванию не покидал Костю и после окончания I курса Политеха, в 1915 году он все же сдает экзамены и поступает в институт инженеров путей сообщения. Сбылась давняя мечта учиться в этом институте. Костя уверенно начал изучать интересующие его науки, но драматические события I мировой войны все больше захватывали семью. В армию были призваны отец Николай Александрович и Борис, а в 1916 году пришел черед и Кости. Благодаря хлопотам Антонины Игнатьевны Костю направили на 10-месячные курсы в Николаевское инженерное училище. Училище размещалось в Инженерном замке, и была возможность общаться с родными. 
Летом 1917 года Костя в чине подпоручика был выпущен из училища и в составе мотопонтонного батальона отправлен на Румынский фронт. Это событие явилось началом нового периода в жизни Кости - периода, наполненного событиями, волнениями, переживаниями и лишениями. Октябрьская революция застала Костю на фронте. В январе 1918 года его демобилизовали из армии. 
Лето 1918 года Костя вместе со своей семьей провел в Волгине Отец поручил Косте заняться пасекой. К этому поручению он отнесся как всегда добросовестно и, тщательно изучив основы пчеловодства, вскоре обеспечил семью душистым вкусным медом, что явилось существенным подспорьем в трудное и голодное время. Осенью 1918 года Костя поступает счетоводом на кожевенный завод в Боровичах. 
Мирная передышка была недолгой. Вспыхнувшая Гражданская война вновь поставила большинство мужского населения под ружье. В мае 1919 года Костя был призван в ряды Рабоче-крестьянской красной армии (РККА) и прослужил в Красной армии пять с половиной лет. Первый год службы прошел на Юго-восточном фронте в 1 моторно-понтонном батальоне, где он состоял при штабе фронта. 
Добросовестное и профессиональное выполнение служебных обязанностей позволило Косте стать слушателем Высших военно-инженерных курсов. Курсы находились в городе Смоленске, где жила тетя Кости - Вера Александровна Котикова, и почти год, пока длились учебные занятия, он прожил в ее доме. После окончания курсов его направляют в Учебно-понтонную роту и последние три года службы Костя занят обучением и подготовкой для армии технических специалистов. 
Несмотря на довольно успешное прохождение воинской службы, Костю не покидала мечта вернуться в институт путей сообщения. В 1924 году, воспользовавшись Постановлением о возвращении из армии студентов, Косте удалось демобилизоваться. Он вернулся в Ленинград, где уже находились его братья и сестра Лена. Время было трудное, и все дети устраивали свою жизнь самостоятельно. 
Костя снял комнату и устроился чертежником в конструкторское бюро. Это дало небольшой заработок. Восстановиться в институте оказалось делом сложным. Социальная категория - «из бывших» - создавала серьезные препятствия. Косте пришлось проявить настойчивость и, предъявив доказательства о длительной и успешной службе в Красной армии, все же добиться права на продолжение учебы в институте путей сообщения. Снова началась интересная студенческая жизнь. Вскоре Костя переезжает на Фурштадскую улицу в квартиру, где одну из комнат снимал старший брат Борис. Сын хозяйки познакомившись с Костей, предложил поселиться с ним. Во-первых, это оказалось материальным подспорьем, поскольку не надо было платить за комнату, во-вторых - их объединила схожесть судеб. Сергей тоже отслужил в Красной армии и вернулся для продолжения учебы в Академии художеств. Оказалось много общих интересов, и даже прирабатывали они общей работой. В основном, это было выполнение заказов чертежной мастерской. И, конечно, огромную душевную теплоту получал Костя от постоянного общения с семьей Бориса. Его тёща Анна Владимировна была умна, добра, общительна, и Костя с удовольствием принял предложение столоваться у них. Активно общалась с Костей малышка Ира, которая согревала душу своей миловидностью, детской непосредственностью. В доме часто собирались братья, сестры, родственники и знакомые. Было весело и интересно, а Косте, как правило, доставалась роль музыкального аккомпаниатора. 
В обществе Костя держался просто, без рисовки, был сдержан, немногословен, но умел поддержать остроумный разговор, заметно выделялся своими музыкальными способностями. Окружающие проявляли к нему внимание, в том числе и дамы, были у него свои симпатии, но все же, несмотря на зрелый жениховский возраст, он не решался связывать себя серьезными обязательствами. Главное для него было - завершение учебы в институте. 
В июне 1928 года Костя успешно защищает дипломный проект на тему: «Проект аэролинии Иркутск - Пекин» и ему присваивается квалификация инженера путей сообщения. Признанием его успешной учебы в институте было направление на работу в Москву в систему Главного управления гражданского воздушного флота. Местом работы определен Центральный институт «Аэропроект», должность - инженер по изысканиям, проектированию и строительству воздушных линий и аэропортов. 
Началась интересная работа с поездками в разные районы страны. Константин Николаевич участвует в изысканиях воздушных линий в Казахстане, в районах Севера (Архангельск), на линии Москва - Иркутск. В дальнейшем Сибирь стала его жизненной судьбой. В 1929 году в Красноярске Константин Николаевич знакомится с Евгенией Александровной Щеголихиной. Евгения Александровна (1907 года рождения) к тому времени развелась с первым мужем и жила с двухлетним сыном Геннадием. 
Там же в Красноярске 24 ноября, в канун своего 32-х летия, Константин Николаевич зарегистрировал брак с Евгенией Александровной. Геннадий был усыновлен. В Москву Константин Николаевич вернулся полноценным семьянином. Семье были предоставлены две комнаты в центре города по адресу - Мясницкая ул., д.4, кв.13. Это был небольшой двухэтажный дом, который в 70-е годы снесли. На работе Константина Николаевича сослуживцы ценили как трудолюбивого, профессионального специалиста. В 1932 году он назначается начальником проектного отдела. 
8 декабря 1932 г. у Константина Николаевича и Евгении Александровны родился сын - Дмитрий. Радовались не только родители, радовалась вся родня - появился продолжатель мужской линии Зотовых. 
В эти же годы в Москве жили и работали сестра Елена и брат Николай. Наведывался в Москву и Александр. Образовался также круг знакомых, частенько собирались компании и проводили свободное время интересно и весело. Все были молоды, страна набирала мощь, жизнь заметно улучшалась, и жизненные горизонты виделись в радужном свете. 
Убийство С.М.Кирова в декабре 1934 года породило в стране новую волну репрессий. В феврале 1935 года Константина Николаевича арестовывают и постановлением Особого совещания НКВД СССР от 25.06.35 г. подвергают ссылке в Красноярский край сроком на три года. Обвинение - за связь с контрреволюционным элементом - высосано из пальца. Такое же обвинение было предъявлено отцу, братьям и сестрам Константина Николаевича. Вместе с ним в ссылке оказались жена, дети и сестра Елена Александровна. Поселились все вместе в избе, которая находилась на краю маленького таежного поселка. Поселок назывался прииск "Центральный", рядом была вековая тайга, и медведи были ближайшими соседями. 
Административным ссыльным разрешалось работать в гражданских учреждениях, и Константин Николаевич был принят в Южно-Енисейское дражное управление треста "Енисейзолото" на должность инженера-строителя и конструктора. 
В поселке проживало еще несколько семей ссыльных, и они составляли основной круг общения. Часто встречались и придумывали много интересного для своего времяпрепровождения и особенно старались занять и развлечь детей. Организовывали сказочные, музыкальные и кукольные представления, на Новогоднюю елку всегда являлся дед Мороз с мешком подарков, в огромных сугробах вырубались снежные лабиринты, устраивали катания на лошадях, запряженных в крестьянские сани. 
Высокая внутренняя культура Константина Николаевича помогла ему сохранить свое достоинство и в этой тяжелой ситуации. В марте 1938 года Константина Николаевича вновь арестовывают. Эта же участь постигла и других ссыльных. Жена Евгения Александровна с детьми уезжает в Иркутск, где жили ее сестры - Ольга Александровна и Ксения Александровна. В июне 1938 года Константина Николаевича выпускают из тюрьмы вследствие прекращения дела из-за отсутствия состава преступления. Но поскольку срок ссылки еще не истек, Константин Николаевич возвращается на прежнее место работы. Удостоверение об освобождении от ссылки было вручено 28 февраля 1939 года. Вскоре он прибыл в Иркутск и встретился со своей семьей. Несмотря на окончание срока ссылки, возвращение в Москву не разрешили и даже не разрешили остаться в Иркутске. Константин Николаевич перевозит семью на станцию Зима Иркутской области. Здесь ему удалось устроиться прорабом стройконторы Зиминского лесозавода и даже получить комнату в заводском доме. Коллектив завода быстро оценил профессиональные инженерные познания Константина Николаевича, и он был выдвинут в ряды стахановцев. Много времени уделял Константин Николаевич работе клуба, участвовал в драмкружке, в составе редколлегии выпускал стенгазету, входил в состав правления клуба. Сын Дима пошел в школу, Евгения Александровна вела домашнее хозяйство, по масштабам маленького городка это была вполне достойная жизнь. 
Константин Николаевич всегда был верен своему гражданскому долгу перед Отечеством, в таком же духе воспитывал детей, и когда было объявлено о начале Отечественной войны, он добровольно попросился в армию. Не изложив мотивов, ему отказали. 
1 августа 1941 года было свернуто все строительство по лесозаводу, и Константин Николаевич остался без работы. Найти работу удалось в другом городке - Усолье-Сибирское. Его приняли на завод «Востсибсоль» и назначили начальником строительства. Время наступило крайне тяжелое. Сводки с фронта были тревожные - немцы уже подошли к Москве, в тылу испытывался острый недостаток продуктов. Все снабжение шло по карточкам. Хлеба на семью выдавалась одна булка, которая делилась на 4 равные части. Подспорьем были столовые. Константин Николаевич получал обед на заводе, а Евгения Александровна сумела прикрепиться к городской столовой. Иногда удавалось кое-что из вещей выменять у крестьян на продукты. Но и здесь Константин Николаевич, движимый патриотическими чувствами, более ценное старался сдать в фонд помощи фронту. 
Весной 1942 года Константин Николаевич с помощью детей раскопал во дворе дома огород и посадил картофель. Точнее говоря, это были верхушки картофелин с глазками. Сам картофель использовался для пропитания. В начале лета у Константина Николаевича началась дизентерия в острой форме. Пришлось лечь в больницу, и в течение месяца его подлечили. На заводе было организовано диетическое питание, и организм стал набирать силу. В один из жарких июльских дней Константин Николаевич по дороге домой выпил хлебного кваса. Вновь начался сильнейший кровавый понос, врачи делали все что могли, но остановить никак не удавалось. Вряд ли медицина в маленьком сибирском городке, да еще в суровый военный период, имела большие возможности, а отправить в областной центр Иркутск врачи почему-то не решились. Непрекращающийся кровавый понос привел к сильному истощению организма, упадку сердечной деятельности и появлению сильных отеков. Евгения Александровна лежала в постели с обострением сердечной болезни, а Дима и Гена каждый день приходили к нему, принося сухари, яички, творог, все, что удавалось выменять на одежду. Константин Николаевич подходил к окну, разговаривал с детьми и все время был уверен, что поправится. 
12 сентября он уже целый день был на камфаре, но днем еще покушал и все время разговаривал с врачом и сестрой. Вечером, правда, произнес фразу: «Сына мне очень жаль, ведь ему еще только 9 лет». Затем предупредил сестру, что хочет спать, повернулся на бок и уснул ... уснул навсегда. В свидетельстве о смерти проставлена дата - 13 сентября 1942 года. Константину Николаевичу было 44 года. Помочь с похоронами из Иркутска приехала Ксения Александровна, которая за месяц до этого похоронила своего младшего пятилетнего сына. Завод сколотил простой досчатый гроб и дал подводу. Под мерный цокот копыт Константин Николаевич совершил свой последний земной путь. Когда гроб был уже в могиле, подошла знакомая женщина и попросила разрешения захоронить в этой же могиле своего малолетнего ребенка. Она заверила, что будет ухаживать за могилой и обозначит на памятнике фамилию -Зотов К. Н. Собрав с огорода картофель и овощи, семья через две недели окончательно покинула Усолье-Сибирское и переехала в Иркутск, где ее приняла к себе Ксения Александровна. Евгения Александровна поправившись, устроилась на работу, нужно было растить детей. Медицинские курсы, оконченные в Усолье-Сибирском, оказались кстати, и ее приняли медсестрой в госпиталь. Жизнь военного времени была чрезвычайно трудной. Три сестры активно помогали друг другу и сообща решали вопросы быта - питание, отопление. Дети тоже старались помочь родителям. В 1943 году старший сын Геннадий попросился добровольцем в армию, и его направили в Тихоокеанский флот, где он прослужил 7 лет. 
Евгения Александровна все силы сосредоточила на втором сыне Диме, главной задачей было окончание школы и поступление в институт. После окончания войны и ликвидации госпиталей Евгения Александровна перешла на работу в стоматологическую поликлинику и не меняла места работы до выхода на пенсию в 1962 году. Оставшись вдовой в 35 лет, Евгения Александровна на новое замужество так и не решилась, хотя предложения ей и поступали. 
В 1950 году Дима окончил школу и, согласившись с предложениями родственников, уехал в Ленинград и поступил в институт киноинженеров. Для матери это был, безусловно, счастливый момент. Однако материальные заботы не уменьшились. Нужно было поддержать студента, и в течение пяти лет половину своей небольшой зарплаты (500 руб.) Евгения Александровна отправляла в Ленинград. Старший сын Геннадий демобилизовался в 1950 году и через год обзавелся семьей. Вскоре, с рождением внучки, Евгения Александровна стала бабушкой, а затем родился и внук. Жизнь наполнилась как бы новым содержанием и интересом. Сложились добрые отношения с новой родней. И все же Москва продолжала притягивать к себе. В 1956 году пришло извещение о реабилитации Константина Николаевича. Евгения Александровна приехала в Москву и попыталась восстановить свои права на жилплощадь, но получила отказ. 
К этому времени сын Дмитрий уже женился, окончил институт и получил назначение на Московскую киностудию им. М. Горького. В 1959 году киностудия предоставила комнату в новом доме, а в 1960 году у молодых появился сын Андрей. В 1961 году Евгения Александровна приезжала в Москву на пару месяцев понянчиться с внуком, а в 1962 году, выйдя на пенсию, переехала в Москву окончательно и поселилась у сына. Жизнь вчетвером в 16-метровой комнате была, конечно, стесненной, но в 1964 году семья переезжает в новую квартиру, а комната остается в распоряжении Евгении Александровны. Живя в Москве, Евгения Александровна восстановила добрые отношения с Николаем Николаевичем Зотовым, Мордовиными, радовалась каждой встрече с братьями и сестрами Константина Николаевича. Создался круг и новых знакомых, в основном, из жителей дома. С большим удовольствием занималась Евгения Александровна своим внуком Андреем. Практически до второго класса школы Андрей жил у бабушки и только на выходные дни уезжал к родителям в Свиблово. Евгения Александровна не скрывала радости и гордости, когда Андрей, окончив английскую спецшколу, поступил в институт. С этим же чувством она воспринимала служебные успехи сына и невестки. Досуг заполнялся чтением художественной литературы, регулярными просмотрами кинофильмов, удавалось посещать театры. 
В 1978 году произошло объединение жилой площади Евгении Александровны и сына, и семья заняла полностью трехкомнатную квартиру, в которой жили вместе с соседями с 1959 года. Евгения Александровна впервые получила возможность пожить в отдельной квартире. Начиная с 1970 года, с появлением садового участка лето вместе с Андреем проводила на даче. После многолетних мучений, только на седьмом десятке лет появилась возможность пожить нормальной, достаточно устроенной жизнью. 
Летом 1979 года произошло обострение хронических желчно-почечной и сердечной болезней. Евгению Александровну положили в больницу. Довольно быстро дела пошли на поправку. 24 августа ее навестили сын и внук Андрей. Самочувствие было удовлетворительное, хорошо поговорили и условились о встрече в воскресенье 26 августа. В этот же день, после утреннего туалета, Евгения Александровна с аппетитом позавтракала и в хорошем настроении легла, сказав соседям по палате: «Скоро приедет сын». Вдруг ей стало плохо, примчались врачи, но сделать ничего было невозможно, сердце остановилось мгновенно. Случилось это в возрасте 72 лет. Как говорят в народе - легкая смерть, но совершенно неожиданная для всех и тем тяжелая для родных. Похоронили Евгению Александровну в Москве на Митинском кладбище. 

Источники: семейные архивы. 

Информационная страница сайта подготовлена Д. К. Зотовым, О. Н. Беллер и М. Т. Валиевым. 


Дополнительные материалы:


Фотолетопись:


09.10 День рождения выпускника нашей школы, чл. кор. АН Каз ССР Н.Л.Бубличенко

09.10 День рождения выпускника нашей школы, дейст. чл. АХ, Н.К.Рериха

21.10 День рождения выпускника нашей школы, действ. чл. АН Стокгольма, Р.Р.Фасмера

23.10 День рождения бывшего ученика нашей школы, поч. чл. АХ СССР, С.Н.Рериха

10.11 29 октября 1820 г. по старому стилю - День рождения основателя нашей школы Карла Ивановича Мая

12.11 День рождения исследователя Арктики, д.геогр.наук, почетного полярника, 


























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей