Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





15.5.2019
Наш друг и коллега Елена Артемова (Обнинск) передала в дар Обществу друзей школы К.Мая примечательное издание:
Книга написана бывшим учеником школы Карла Мая, поэтом Серебряного века, петербургским антропософом Борисом Леманом (1883-1945) и содержит рассказ о жизни и творчестве философа и мистика Л.К. де Сен-Мартена. До сегодняшнего дня этот труд остается уникальным и единственным в отечественной литературе исследованием творчества и жизни Сен-Мартена. Для нас важным и приятным дополнением является достаточно полная биография Бориса Лемана, составленная Романом Багдасаровым. Биографическая страничка Бориса Лемана находится в завершающей стадии оформления. 
15.5.2019
Наш друг и коллега Елена Артемова (Обнинск) передала в дар Обществу друзей школы К.Мая уникальную книгу бывшего ученика нашей школы кинооператора, кинорежиссёра, сценариста, писателя Павла Владимировича Клушанцева. 
Специалист по комбинированным съемкам, создатель научно-популярных картин об освоении космоса, к опыту которого обращались даже мэтры Голливуда, написал честную и увлекательную книгу о своем детстве, учебе в бывшей школе К.Мая. Ленинградском фотокинотехникуме и о работе на киностудии "Леннаучфильм". Издание проиллюстрировано кадрами из фильмов, фотографиями и документами, большая часть которых публикуется впервые. Текст книги (увы - без иллюстраций!!!) доступен здесь. Биографическая страничка Павла Владимировича Клушанцева находится в стадии оформления





Август Августович Ротермунд
August Emil Alexander Rothermundt

06.10.1851 – 18.09.1937

сахарозаводчик в "Ротермунд и Вейссе" под Харьковом

учился в гимназии К. Мая в 1858 – 1862 гг.




Август Августович Ротермунд, старший сын представителя 4-й линии Ротермундов-владельцев Торгового дома «А.В. Ротермунд» в С.-Петербурге и Москве, родился в C.-Петербурге 6 октября 1851 года на 1-й линии Васильевского Острова в доме № 20 – «въ доме Лютеранской Церкви Св. Екатерины» [1] – в семье уроженца Нинбурга (Nienburg – на берегу Везера в Нижней Саксонии, в 64 км от Бремена), предпринимателя-коммерсанта Августа-Вильгельма (August Wilhelm, 22.03.1820 – 11.05.1885) и уроженки Штутгарта Марии Эльбен (Marie Elben, 18.05.1833 – 12.08.1866), дочери доктора философских и филологических наук Эмиля Эльбена (Ernest Martin Emil Elben), редактора «Швабского Меркурия» («Schwäbischen Merkur», Меркурий – бог торговли), и Луизы урожд. Конради (Louise Leopoldine Auguste Conradi) [2]. Своё третье имя «Александр» Август Августович получил в честь своего дяди-основателя Торгового дома Александра-Вильгельма (брата отца, 1-я линия Ротермундов).
Отец Августа, Август-Вильгельм, родился в Нинбурге 22 марта 1820 года, куда его отец, уроженец Бремена Петер-Людвиг (Peter Ludwig Rothermundt, 15.04.1780 – 25.07.1850), дед Августа Августовича, перевёз семью и где открыл трактир, которым владел и в котором работал в течение семи лет. После рождения в 1827 г. последнего, десятого, ребенка, Юлиуса-Людвига (Julius Ludwig Rothermundt, 18.10.1827 – 07.08.1890), дед Петер-Людвиг снова вернулся к занятиям сельским хозяйством на подворье Окель (Okel, Нижняя Саксония, в полусотне километров на северо-запад от Нинбурга), параллельно возглавив небольшую компанию по грузовым перевозкам. Именно здесь 17 апреля 1842 года в возрасте почти 60-ти лет после тяжёлой и полной лишений жизни умерла его жена – бабушка Вильгельмина, урожд. Трефурт (Wilhelmine Trefurt, 04.08.1782 – 17.04.1842). Вдовец прекратил заниматься сельским хозяйством, поскольку ни один из его восьмерых сыновей не был заинтересован перенять с/х подворье, и провёл свои последние годы в пасторском доме в Бремкерской долине под Гёттингеном – у дочери Берты Эрнестины Адольфины (Bertha Ernestine Adolfine Rothermundt, 13.01.1812 – 20.05.1892) и зятя-священника Эмиля Гебзера (Emil Gebser), где и умер 25 июля 1850 года.
Неуёмную предпринимательскую энергию и деловую хватку деда Петера Людвига унаследовали его сыновья; двое из них, Людвиг (или Луис, Ludwig (Louis), род. 28.02.1809) и Фриц (или Фридрих Вильгельм – Friedrich Wilhelm, род. 10.01.1822), в молодом возрасте отправились в Бразилию, где их следы затерялись; третий сын, Карл-Фридрих-Теодор (Carl Friedrich Theodor, 26.02.1810 – 12.01.1882) стал владельцем большого пивоваренного завода в городе Рейдт (Rheydt) в Рейнланде (Rheinland), и наконец трое младших сыновей Петера-Людвига последовали в С.-Петербург вслед за своим старшим братом Александром-Вильгельмом (Alexander Wilhelm, 22.02.1806 – 07.08.1885, Бремен).
Именно старший сын деда, дядя Августа Августовича, брат отца Александр-Вильгельм Ротермунд «принял предложение бременского торговца табаком Бокельмана (Bockelmann) осуществить для него торговую связь с С.-Петербургом <т.е. получать-принимать от Бокельмана табак и торговать им в Петербурге>, и в 1828 году отплыл на восток в малознакомую страну. В том же году он зарегистировался в С.-Петербурге как торговый агент <или комиссионер-посредник> и смог основать свою собственную фирму «А.В. Ротермунд» (A.W. Rothermundt) по продаже импортного табака. Именно благодаря верно выбранному направлению он быстро достиг первых успехов – в стране, где была доступна лишь отечественная махорка, заокеанский табак ожидали с большим нетерпением и раскупали с жадностью» [2]. Чуть позднее дядя Александр-Вильгельм сделал второй шаг –организовал производство папирос из получаемой импортной продукции и стал совладельцем табачной фабрики «Жуков и Ротермунд» («Zukov & Rothermundt» – дом и табачная фабрика В.Г. Жукова (1795 – 1882) находились в С.-Петербурге на набережной Фонтанки, д. 74). Спустя четыре года Александр-Вильгельм вернулся в Бремен, где в доме брата его родной бабушки Иогана Пайекена (Johann Payeken, 1768–1846) 25 марта 1832 года состоялась свадьба с его дочерью (двоюродной тётей Александра-Вильгельма) Еленой-Анной Пайекен (Helena Anna Payeken, 13.04.1806 – 24.10.1880), после которой молодожены возвратились в С.-Петербург и поселились в доме на Васильевском острове, где располагалась контора Торгового дома.
В основанной в 1828 году торговой фирме «А.В. Ротермундъ» (или «A.W. Rothermundt») предстояло трудиться трём поколениям этого семейства – братьям, их детям, племянникам и внучатым племянникам.
Как уже упоминалось выше, в 1840 году за своим старшим братом Александром-Вильгельмом, ставшим к тому времени купцом 1-й гильдии и владельцем имений – читайте, помещиком – в Россию последовали его младшие братья: отец Августа Август-Вильгельм и дядя Августа Августовича Адольф-Эрнст (Adolf-Ernst Rothermundt, 10.11.1817 – 15.12.1888, 3-я линия Ротермундов), а ещё через десять лет – в 1850 году – и их самый младший брат Юлиус-Людвиг (Julius Ludwig, 18.10.1827 – 07.08.1890, 5-я линия Ротермундов) [2,3].
Представители старшего поколения всех линий Ротермундов проживали по месту своей трудовой деятельности на 1-й линии Васильевского Острова в доме № 20 – «въ доме Лютеранской Церкви Св. Екатерины» [1], где на протяжении девяти десятилетий (1828 – 1919) располагалась контора Торгового дома Ротермундов. Начиная с 1832 года на протяжении шестнадцати лет до 1848 года здесь жил с семьёй и трудился основатель семейного дела и глава 1-й линии Ротермундов, брат отца Александр-Вильгельм Ротермунд, пока не вернулся насовсем в родную Германию в Бремен, и где на протяжении восемнадцати лет – с 1840 по 1858 годы до переезда с семьёй в Дрезден – жил другой его брат Адольф-Эрнст до переезда с семьёй в Дрезден, а также в разные периоды жизни проживали их дети, племянники и внуки, также через 18-25 лет возвращавшиеся в Германию и освобождая квартиры для вновь прибывающих представителей большого семейного клана. Лишь позже, в конце 19-го века, Ротермунды стали выбирать себе более удобные и просторные квартиры, но тем не менее в непосредственной близости от работы.
Дядя Августа Августовича, брат отца Адольф-Эрнст, 26-го марта 1845 года обвенчался в Эрлингхаузене (Orlinghausen) с уроженкой этого города Лизеттой Кроме (Lisette Krome, 01.03.1824 – ?) [2].
В 1847 году, т.е. спустя два года, все три старшие брата Ротермунды – Александр-Вильгельм, Адольф-Эрнст и Август-Вильгельм – приняли подданство Великого княжества Финляндского и писались как жители небольшого портового города Фридрихсгама, расположенного недалеко от Выборга (точнее, Fredrikshamn – Фредриксгамн, по-фински Хамина – город в Выборгской губернии на берегу Финского залива, при бухте Веккалакс).
В 1848 году основатель Торгового дома, самый старший из братьев (дядей Августа Августовича) Александр-Вильгельм, вернулся с семьёй в Германию в город Бремен, так как хотел дать немецкое образование подраставшим сыновьям и найти достойного жениха для старшей и уже 15-летней дочери, Эммы Бетти Шарлоты (Betty Emma Charlotte, 16.05.1833 – 17.01.1906). Оба желания были выполнены — сыновья окончили немецкие школы, а дочь вышла замуж за коммерсанта и генерального консула Германии в Неаполе Юлиуса Эдуарда Азельмейера (Julius Eduard Aselmeyer, 26.06.1823 – 25.07.1903). Кроме того, в Бремене у Александра-Вильгельма родился ещё один сын Клементий Александрович (Clemens August, 02.01.1849 – 23.07.1909), которого после получения немецкого образования направили трудиться в Москву в дочернее отделение Торгового дома Ротермундов; после 17-летней деятельности в Москве он переехал в С.-Петербург и привёл своих сыновей в гимназию Карла Мая, где в разное время уже учились его двоюродный брат Август и двоюродный племянник Адольф Адольфович-младший (его судьба расписана на отдельной странице Адольф Адольфович Ротермунд), сын другого двоюродного брата Клементия – Адольфа. Судьбы сыновей Клементия тоже расписаны на отдельных страницах Владимир Клементьевич Ротермунд и Александр-Вильгельм Клементьевич Ротермунд.
В 1850 г., спустя два года после отъезда старшего брата в Германию, к остававшимся в России Адольфу-Эрнсту и Августу-Вильгельму Ротермундам присоединился их младший брат Юлиус-Людвиг. В том же году, 7 мая 1850 г., после десяти лет деятельности в Петербурге, женился будущий отец Августа Августовича Август-Вильгельм Ротермунд. Его избранницей, как упоминалось выше, стала уроженка Штутгарта Мария Эльбен. Молодые познакомились в Германии на свадьбе старшей сестры Марии Эльбен, Луизы Софии Августы Эльбен (Louise Sophie Auguste Elben, 30.04.1824 – 09.07.1897) [4], с Адольфом Молем (Adolf Mohl, 24.09.1822 – 11.09.1882), другом Августа-Вильгельма Ротермунда. Август-Вильгельм и Мария Эльбен обручились у родственников Марии в Гере, хотя и без согласия родителей Эльбенов. Эльбены в Штутгарте сразу же заявили, что для них это не помолвка и ни к чему не обязывает, потребовав немедленного возвращения дочери домой для разговора, твёрдо решив «свою дочурку с мало известным для них мужчиной ни в коем случае не пущать в чужую и недосягаемую Россию» [2]. Тем не менее в Штутгарте состоялось венчание молодых, после чего новобрачные отправились в Россию, где Мария Ротермунд на протяжении двенадцати лет растила детей в доме № 20 на 1-й линии Васильевского острова – из них восемь лет вместе с Лизеттой Ротермунд, женой брата мужа Адольфа-Эрнста, в том же доме, пока Адольф-Эрнст с Лизеттой и детьми не покинули в 1858 году Петербург и не уехали в Дрезден.

«В начале шестидесятых годов 19-го столетия семейное предприятие "А.В.Ротермундт" начало врабатываться в производство сахара на Юге России и к тому же – как и многие другие немецкие предприниматели – стало расширять хозяйственное освоение до сих пор лишь экстенсивно <за счёт истощения> используемых аграрных областей. Если после заката Наполеоновской эры производство сахара в России и открытие торговли для получения заокеанского импортного сахарного тростника-сырца сконцентрировалось практически исключительно в С.-Петербурге и его окрестностях, то после 1850 года, в век индустриализации, перевод сахарного тростника на сахарную свёклу стал развиваться в России в захватывающем дух темпе. В 1830-х годах, т.е. в течение первых лет предпринимательства Ротермундов, в С.-Петербурге насчитывалось примерно три десятка немецких предпринимателей, владевших сахарными заводами на основе импортного товара (сахарного тростника) из Бразилии, Индии, Индонезии, с Карибских и Канарских островов, и можно c абсолютной уверенностью предполагать, что "А.В. Ротермундт" мощно участвовал в этом импорте. Но совершенно очевидно, что молодые предприниматели уже тогда заинтересовались развитием производства и продажи сахара с внутреннего рынка <а не за счёт импорта-ввоза>. Когда около 1850 года в Саксонии появились первые, созданные по последним достижениям сахарные заводы на основе сахарной свеклы <а не сахарного тростника-сырца>, то также и в России первые "пионеры", как, например, петербургский Бартельс, направились в глубинку российской империи, заложив в Харьковской губернии фундамент для современного производства сахара почти с тем же успехом, что и в западноевропейских странах.
С 1860 по 1890 годы производство сахара из сахарной свеклы в России выросло в двенадцать раз; из-за этого упала стоимость самогó сахара, так что петербургские сахаро-изготовители вынуждены были один за другим закрывать свои предприятия, несмотря на то, что потребление сахара лавинообразно возросло. Прежде всего, более бедное население гигантской империи, у которого до сих пор в распоряжении были лишь мёд или сироп, смогло теперь позволить себе покупать настоящий сахар, а сотни тысяч бедствующих в южных степных областях крестьянских сыновей и дочерей находили работу и заработок на становящихся всё более многочисленными сахарных заводах и в поместьях по выращиванию сахарной свеклы. Теперь мы знаем также, почему Александр-Вильгельм Ротермундт <Alexander Wilhelm Rothermundt, 18.05.1834 – 02.02.1904>, старший сын основателя фирмы Александра-Вильгельма Ротермунда,... не остался трудиться торговым агентом в С.-Петербурге или Москве, а полностью специализировался на селекции и выращивании доходной сахарной свеклы и её машинной обработке. Он явился той движущей силой в семейной фирме, которая проложила ей дорогу для более позднего успеха. Лишь после 1875 года он уехал из России в Германию и в 1882 году неподалёку от своего приобретённого имения Шёнзее <"Красивое озеро"> в Западной Пруссии под городом Торном <Thorn – с 1871 до 1919 года входил в Германскую империю, а "в 1919 году после Первой мировой войны по итогам Версальского договора Торн или Торунь, как столица Поморского воеводства стал частью Польши" – в настоящее время польский город Торунь [5]) основал сахарный завод, работавший на полную мощь даже к концу Первой мировой войны. Т. е. как молодой сотрудник, он был уполномочен руководством петербургской семейной фирмы разведать возможности для многообещающего производства <сахара из сахарной свеклы> на Украине. При этом он начал сотрудничество с уже осевшим там хозяйственником Вейссе (Weisse) – имя его осталось нам неизвестным, – которому вне всякого сомнения нужна была материальная поддержка для расширения его сахарного завода Грязное в Харьковской губернии. И Александр <Александрович Ротермунд> определённо смог ему в этом помочь» [2].
Это явилось началом деятельности Товарищества сахарных заводов «Ротермунд и Вейссе».
«В то время всё машинное оборудование поставлялось из Германии. Во всяком случае, к концу 60-х годов 19-го века фирма "Ротермунд и Вейссе" ("Rothermundt & Weisse") имела статус дочернего предприятия петербургской фирмы "А.В. Ротермунд" ("A.W. Rothermundt"), но тем не менее всё производство находилось в руках обеих семей <Ротермундов и Вейссе>. Сотрудничество Ротермундов и Вейссе было продуктивным, оно не прерывалось вплоть до начала Первой мировой войны. Вскоре стало понятным, что главный Торговый дом Ротермундов, располагавшийся на расстоянии более чем 1200 км в С.-Петербурге, был почти недосягаем для Украины» [2]. Москва находилась гораздо ближе – примерно в 500 км от Головчино, где с 1839 г. размещался первый сахарный завод Ротермундов, а Харьков и Курск уже с 1855 г. имели с Москвой прямое железнодорожное сообщение. С учетом этого в 1870 г. и был создан московский филиал фирмы «А.В. Ротермунд», перед которым была поставлена задача – организовать продажу сахара и поиск средств для финансирования и развития сельскохозяйственного производства (т.е. выращивания сахарной свеклы) на юге России. Для руководства дочерним отделением Торгового дома Ротермундов в Москву из Германии в 1870 г. был направлен младший сын основателя семейного дела, Клементий Александрович Ротермунд (1849 – 1909), после того как «окончил полный курс гимназии в Бремене» [2]. Через пять лет к нему на помощь приехал его кузен из Рейдта, сын пивовара Юлий Карлович Ротермунд (Julius Rothermundt, 05.11.1849 – 20.12.1909). На этом посту Клементий Александрович находился почти 17 лет и вернулся в Петербург только в 1887 г.
«В течение следующих десятилетий во владении Ротермундов находились и работали в Харьковской и Курской губерниях два, а с рубежа 19-20 веков три сахарных завода, и все они снабжались корнеплодами сахарной свеклы исключительно с собственных сельскохозяйственных угодий» [2].
В то время крупные имения с использованием рабочей силы и сельскохозяйственной техники и и по-русски, и по-немецки назывались одинаково: экономиями (Oeconomien) [6]. Из-за слишком большой и далеко разбросанной территории на них сооружались многочисленные хутора-фольварки, от немецкого Vorwerk – «мыза, усадьба, обособленное поселение, принадлежащее одному владельцу, помещичье хозяйство» [7].
«Крупные имения-экономии Дубовое в Курской губернии и Рубежное в Харьковской губернии были взяты в аренду у дворян, которым они принадлежали, но которые едва ли заботились о своих землях, используя их только для выпаса. По всей видимости, арендные договорá предусматривали очень долгий срок, иначе ни один арендатор не рискнул бы вложить свои деньги в сахарные заводы. После того, как с успехом заработал сахарный завод в Головчино, расположенном поблизости от крупного имения Дубовое в Курской губернии <(ныне Белгородчина, сахарный комбинат "Большевик" [8]: "1858 год – началась вторая жизнь завода, он был построен заново, на капиталистической основе с наёмными рабочими и паровыми машинами. В 60-е годы была построена известково-обжигательная печь для получения извести и сатурационного газа. Это было время, когда вследствие улучшения технологии русская свеклосахарная промышленность начала вывоз сахара за границу.")>, Ротермунды построили прямо в хозяйственном дворе экономии Рубежное следующий сахарный завод. Примерно через 20 лет, в 1897 году, владельцы фирмы "Ротермунд & Вейссе" приобрели дополнительно уже посредством закупки экономию Лебяжье в Харьковской губернии площадью примерно в 9.000 гектаров (<угодия для выращивания сахарной свёклы>), на котором через год возник третий сахарный завод. Таким образом, Ротермунды в целом вели хозяйство примерно на 250 квадратных километрах на Юге страны, что составляло 100.000 прусских "морг"» [2].
Здесь можно заметить, что «Моргот немецкого "Morgen – утро", устаревшая единица измерения площади земли в средневековой Западной Европе и, в частности, в Речи Посполитой, равная приблизительно 0,56 гектара. Первоначально "морг" означал площадь, которую один человек может вспахать или скосить на одной запряженной лошади в течение рабочего дня (то есть с утра до полудня), и её величина – в зависимости от качества почвы, запряженных лошадей и инструментов в Европе – колебалась от 0,33 до 1,07 гектарa» [9].
«Очевидцы говорили, что благодаря неустанному труду Ротермунды превратили степной ландшафт в цветущую местность с роскошными зерновыми и корнеплодными полями» [2]. «Они относились к числу самых крупных немецких предпринимателей на Украине. Их сахарные заводы производили в среднем ежегодной продукции на сумму в размере 1,7 млн. руб. с каждого завода» [10].
«Безусловно, своими коммерческими успехами семья Ротермундов была обязана прежде всего Штутгартской семейной линии <4-я линия>, и более всего Августу-Вильгельму Ротермунду (1820 – 1885), который на протяжении 24-х лет <с 1840 по 1864 г. вместе с братьями> руководил Торговым домом в С.-Петербурге и благодаря своему коммерческому чутью и таланту совместно со своим племянником Александром Александровичем <(1834–1904)> организовал и развил важнейший сегмент по производству сахара на юге России» [2].

В С.-Петербурге в семье Августа-Вильгельма и Марии Ротермундов кроме старшего сына Августа Августовича родились ещё четверо детей: Альфред (Alfred Ludwig Julius, 10.10.1854 – 27.01.1923), Берта (Bertha Marie Luise, в замужестве фон Фортенбах (von Fortenbach), 16.07.1856 – 07.11.1934,), Оскар (Oskar Eduard Carl, 29.04.1859 – 04.01.1887) и Мария (Marie Wilhelmine Helene, в замужестве Сик (Sick), 24.07.1861 – 20.01.1940,). Отец уже тогда планировал передать троим старшим сыновьям Августу, Альфреду и Отто под их контроль и управление все украинские имения-«экономии» и заводы [2].
Нельзя забывать и о том, что хотя старший брат отца Александр-Вильгельм, основатель Торгового дома Ротермундов и дядя Августа Августовича, в 1848 году переехал в Германию, он тем не менее вплоть до самой кончины «продолжал оставаться общепризнанным главой семьи и руководителем Торгового дома – он обеспечивал закупки в Бремене всех видов товаров и часто встречался в С.-Петербурге со своими братьями, а позже и со взрослыми сыновьями» [2].
Осенью 1858 г. Август-Вильгельм привел в первый класс гимназии К. Мая своего старшего семилетнего сына Августа – все годы семья так и проживала на 1-й линии Васильевского Острова в доме № 20 неподалёку от гимназии.
В этом же 1858 году после 18-ти летней деятельности на благо семейного предпринимательства покинул северную столицу и другой брат отца – Адольф-Эрнст Ротермунд (1817 – 1888, глава 3-й линии). В руководстве Торгового дома «А.В. Ротермунд» на последующие пару лет оставались лишь отец Август-Вильгельм и дядя – младший неженатый брат отца Юлиус-Людвиг или Юлий (1827 – 1890, 5-я линия Ротермундов), приехавший к своим братьям в 1850 году – через два года после отъезда их старшего брата Александра-Вильгельма. Он женится поздно – после 22-х летней деятельности в С.-Петербурге и отъезда из России – уже в Дрездене в 1872 году.
Но уже в 1860 году на помощь дядям Августу-Вильгельму и Юлиусу-Людвигу Ротермундам в Россию из Бремена прибыло молодое пополнение в лице их двадцатилетнего племянника – уроженца С.-Петербурга Владимира Александровича (Густава-Вольдемара) Ротермунда (1840 – 1914), сына основателя Торгового дома. На протяжении четверти века он будет трудиться сначала в Петербурге, а потом в дочернем отделении фирмы «А.В. Ротермунд» в Москве. Его дядя, отец Августа Августовича Август-Вильгельм Ротермунд, уже в 1860 г. начал подумывать о возвращении в Германию и о переезде семьи в Штутгарт.
В конце 1862 г. отец Август-Вильгельм-старший перевез семью в Штутгарт (хотя сам вплоть до 1864 г. надолго оставался в С.-Петербурге), и Август Августович-младший Ротермунд покинул стены гимназии Карла Мая после окончания третьего класса. Семья поселилась «в красивейшем жилом районе Штутгарта на Хердвег, 23 (Herdweg 23) в вилле с большим садом» [2].
«Складывалось такое ощущение, что Ротермунды никогда не чувствовали себя здесь, в Петербурге, как дома – и в первую очередь, прежде всего их жёны, которых они один за другим привозили из Германии. Но были и другие причины, подтолкнувшие их ещё в полном расцвете своих сил более или менее отойти от дел и отдохнуть, и прежде всего по состоянию здоровья, поскольку в Петербурге, построенном на обширной болотистой низменности, господствовал нездоровый климат. В дополнение к этому, практически каждый год случались большие или маленькие вспышки холеры, уносившие свои жертвы, и особенно в 1831 и 1848 году от этой чумы погибли тысячи людей, а многие семьи просто стремительно покинули город. Следующей причиной для переезда в Германию после исполненного трудового долга являлось будущее подраставших детей, которые должны были получать немецкое воспитание и немецкое образование, не подвергаясь постоянной угрозе русифицирования всех граждан немецкой национальности в стране со стороны государственной политики – в том числе и балтийских немцев, как это происходило во времена царствования Александра III. Именно поэтому, несмотря на всю свою красоту, С.-Петербург оставался нелюбимым для Ротермундов городом, поскольку их стремлением и желанием было оставаться по существу истинными немцами и передавать это "немечество" своим детям. Во всяком случае, за период с 1833 по 1914 год – т.е. на протяжении трёх поколений – в С.-Петербурге у Ротермундов родилось 30 детей и ещё 15 в других частях России» [2].
В следующем 1863 году отец Август-Вильгельм снова на протяжении нескольких месяцев пробыл по делам в С.-Петербурге, «но эти поездки становились всё более редкими, потому что он страдал сердечными приступами и искал исцеления на южно-немецких и швейцарских курортах» [2]. Старший сын Август с тремя классами гимназии К. Мая был отдан в штутгартскую гимназию; вскоре за ним последовали его младшие братья.
12 марта 1864 года в штутгартской семье родился шестой ребёнок – сын Вильгельм Эмиль Отто (Wilhelm Emil Otto, 12.03.1864 – 27.08.1883). Он был слишком слабым физически – «хрупкой, нежной конституции» – и умер 19-тилетним 27 августа 1883 года. Через полтора года после его рождения, 9 августа 1866 года, в семье появилась дочь Елена Мария Матильда (Helene Marie Mathilde, 09.08.1866 – 07.10.1884). Через три дня семью на Хердвег, 23 постигло большое горе: 12 августа 1866 г. после 16-летнего брака умерла в родовой горячке мамь семейства, Мария Ротермунд. «В это время глубокой скорби и траура» [2] в дом навсегда пришла её младшая 21-летняя сестра Анна Эльбен (Anna Elben, 13.04.1845 – 04.08.1924), которая взвалила на себя ответственность за дом и своих семерых племянников, став им «мамой Анной», а потом и бабушкой своим внучатым племянникам. Позже Анна писала: «Это было нелёгкой задачей, но вскоре я освоилась в новой для меня роли, чему существенно способствовали любовь детей и доверие со стороны моего зятя <Августа, вдовца покойной сестры>. Самой большой моей радостью была новорожденная Хеленхен <(Helenchen – Леночка)>, развивавшаяся здоровой и крепкой. Зять месяцами отсутствовал в доме, и все заботы о детях прислуге и хозяйству легли на мои плечи. Таким образом я была вынуждена быстро освоить тонкости управления большим домом» [2].
Её племяннику Августу в то время было уже 15 лет, и разница с «мамой Анной» у них составляла лишь шесть лет. По завершении гимназии и дополнительного коммерческого образования он до 1872 г. изучал химию в Штутгартском политехническом институте.
Через пять лет после смерти матери Августа Августовича Марии Ротермунд, 25 апреля 1871 г., Ротермунды со всех концов света собрались в Штутгарте, где «состоялась свадьба зятя-вдовца Августа-Вильгельма и Анны Эльбен. Все большое семейство Ротермундов приняло участие в этом радостном событии. При этом особенно ясно и четко проявились единодушие и гармония среди членов огромного семейства, что редко наблюдается в больших семьях со столь динамичным образом жизни» [2].
По приглашению родственников штутгартцы Август-Вильгельм и Анна Ротермунды посетили в 1872 г. свою родню. Везде им был оказан сердечный прием. В своих воспоминаниях Анна писала: «Сначала во время длительного пребывания в пасторском доме в Пёльде (Pöhlde) в Харце <у старшей сестры Августа-Вильгема Берты и её мужа пастора Эмиля Гебзера, куда в 1858 году, через восемь лет после смерти их отца Петера Людвига Ротермунда, жившего с ними, они переехали из Бремке под Гёттингеном)> я прекрасно поняла, что шурин Гебзер (муж Берты Ротермунд) – строгий приверженец лютеранской веры и пылкий ганноверц. Его величайшей заботой и горем был тот факт, что его сын Александр стал прусским офицером по глубокому убеждению и энтузиазму. Политическая направленность пастора Гебзера часто приводила к горячим дебатам... Накануне нашего отъезда в Саксонию тихий дом пастора превратился в шумный трактир. Из Рейдта (Rheydt) прибыл <брат мужа и его сестры Берты Гебзер> Карл-Фридрих Ротермунд <(Carl Friedrich Theodor Rothermundt, 26.02.1810 – 12.01.1882)> с женой и дочерьми. На следующий день все вместе мы отправились в дальнейшее путешествие в Лейсниг под Дрезден. Где должна была состояться свадьба Юлия-Людвига Ротермунда. Здесь мы тоже наслаждались радушным приёмом. Второй раз за короткое время собралось дружное семейство Ротермундом – родственники приехали с севера и юга Германии, из Неаполя, С.-Петербурга и Москвы. После празднования свадьбы Юлия-Людвига мы поехали в Дрезден погостить к ещё одному брату мужа – Адольфу-Эрнсту Ротермунду <(1817 – 1888)>, жившему в прелестной вилле, расположенной на берегу Эльбы. Потом мы направились дальше – в Обернойланд (Oberneuland) под Бременом, в загородное имение моего старшего зятя <и основателя Торгового дома "А.В. Ротермунд"> Александра-Вильгельма <(1806 – 1885)>. Здесь мой муж загорелся планом пристроить к нашему дому в Штутгарте зимний сад. Нашей последней остановкой в этой поездке был Рейдт в Рейнланде, где Карл-Фридрих, третий брат моего мужа, владел большим пивоваренным заводом. И здесь нам был оказан сердечный приём. После нескольких недель отсутствия мы вернулись домой в Штутгарт, переполненные богатыми и разнообразными впечатлениями» [2]. В том же 1872 году 21-летний Август Августович взялся осваивать сахарное производство на сахарном заводе в швабском городе Цюттлинген (Züttlingen), после чего постигал профессии слесаря и кузнеца на машиностроительном заводе в Брауншвейге, считая, что «помещик-хозяйственник должен уметь делать всё». В 1874 году в возрасте 23-х лет он был отправлен отцом Августом-Вильгельмом и «мамой Анной» на юг России, где на протяжении восьми лет (до 1882 г.) работал под руководством старого господина Вейссе на его заводе в Бобрике. И наконец, в 1882 году занял положение директора сахарных заводов Рубежное и Головчино.
В том же 1882 году, 17 июня, он женился в Штутгарте на уроженке этого города Марте Рейлен (Martha Reilen, 24.01.1862 – 18.01.1935) и увёз молодую жену в Рубежное под Харьков, где они обосновались на долгие 16 лет и где родились их восемь детей.
Младший брат Августа, Альфред Ротермунд (1854 – 1923), как и его старший брат Август, также по желанию отца получивший основательнейшее сельскохозяйственное образование в вюртембергском городе Мёкмюль (Möckmühl) и в Крейдельвице (Kreidelwitz) в Шлезии у родственников Прейер (Preyer), сначала трудился у господина Вейссе в крупном имении-«экономии» Грязное. Женился он на несколько месяцев раньше своего старшего брата (в 1882 г.) в Штутгарте на Берте Келле (Bertha Kölle, 20.03.1862 – 03.03.1930) и тоже увез жену на юг России, в Курскую губернию (теперешнюю Белгородчину), где стал управляющим экономией Дубовое (ныне – поселок Горьковский на Белгородчине), а позднее под руководством более опытного старшего брата Августа – сахарным заводом в Головчино, расположенным по соседству.
В середине 1880-х годов к двум старшим братьям присоединился ещё один уроженец С.-Петербурга, Оскар Августович (1859 – 1887), который стал осваивать управление хозяйством в Рубежном, «но совершенно неожиданно умер от тифа 4 января 1887 года в возрасте 27-ми лет» [2]. Гроб с его телом перевезли в Штутгарт, где он нашёл место последнего упокоения в семейном склепе рядом с родителями – отец Август-Вильгельм умер за полтора года до этого, 11 мая 1885 г., а мама Мария Эльбен – намного раньше, 12 августа 1866 г.
В 1888 г. «мама Анна» Ротермунд (1845 – 1924), свояченица и вторая жена Августа-Вильгельма Ротермунда (1820 – 1885), совершила первое большое путешествие из Штутгарта на юг России и побывала в гостях у своих племянников-пасынков Августа Августовича в Рубежном и Альфреда Августовича в Дубовом.
Из сохранившихся семейных записей Эрны Вальхер, урожд. Сик (Erna Helene Anna Walcher, geb. Sick, 11.11.1885 – 25.11.1970 [11]), внучки Августа-Вильгельма Ротермунда (1820 – 1885) и родной племянницы штутгартских братьев Ротермундов, можно сделать заключение о постоянных и оживлённых контактах «Штутгартской» линии Ротермундов с семьями Августа Августовича в Рубежном (и позже в Лебяжьем) и Альфреда Августовича в Дубовом, а также о визитах «мамы Анны» в Россию.
В апреле 1888 года сам Август Августович прибыл из России в Штутгарт и повёз «маму Анну» в Рубежное: «...после трёхдневного путешествия через Вену и Киев они добрались до города Харьков на реке Донец» [2] (или река Уды в Белгородской и Харьковской областях, правый приток Северского Донца [12]). «Поездка из Харькова через русские степи в Рубежное в повозке, запряженной четырьмя лошадьми, показалась ей великолепной, – писала позже Эрна Вальхер, – а там ей был оказан сердечный приём невесткой Мартой <урожд. Рейлен>, которая уже шесть лет жила здесь вдали от своей штутгартской родины, и вскоре бабушка почувствовала себя по-домашнему у детей и двоих внуков» [2]. Внучке Марии, или Мане, родившейся 11 января 1885 г., шёл четвёртый год, а внуку Августу-младшему, родившемуся 27 июля 1887 г., было около года. Когда «мама Анна» свыклась с новой обстановкой, «Марта воспользовалась присутствием свекрови и отправилась в четырёхнедельную поездку в Германию. Бабушке – ей было 43 года – сначала было нелегко в чужой стране, да и в русском языке она была не сильна, но благодаря своей энергии она быстро справилась с трудностями. Поначалу робевшие внуки Маня и Август вскоре прониклись доверием к бабушке, слуги отнеслись к новой хозяйке с уважением. Однако бабушку с нетерпением ждала и семья Альфреда Августовича в Дубовом. После возвращения Марты из Германии огромным наслаждением для "мамы Анны" стало путешествие по широким степям от Рубежного до Дубового <на юге Курской губернии>, где ей и стар, и млад также оказали сердечный приём – здесь тоже росли двое внуков» [2] – двухлетний Август Конрад Оттокар (27.02.1886 – 15.11.1920) и младший Альфред Карл Оскар (15.09.1887 – ?). «Ежедневно Альфред Августович делал выезды с "мамой Анной", стараясь показать ей хозяйство, размерами которого она была просто поражена. Осмотр сахарного завода и различных хуторов-фольварков, расположенных друг от друга на расстоянии нескольких часов езды, занимал много времени. Вечерами бабушка радовалась общению с детьми и внуками... 3 июля, через шесть недель, проведённых в Дубовое, пробил час расставания, и снова в сопровождении Августа Августовича она приступила к возвращению домой, но на этот раз через Москву и С.-Петербург. Старый царский город Москва со своими многочисленными церквями и великолепным Кремлём произвёл на неё захватывающее впечатление, и бабушка охотно осталась бы в Москве подольше. После того, как она отдохнула в Ораниенбауме у своих родственников <по отцовской линии> Эльбенов от тягот долгой дороги, она, естественно, захотела также осмотреть С.-Петербург» [2]. Самое большое впечатление на неё произвело посещение Торгового дома «А.В. Ротермунд» на правом берегу Невы под руководством племянника её мужа Клеманса <Александровича> Ротермундта, который лишь незадолго до этого (в 1887 году) переселился со своей семьёй из Москвы в С.-Петербург. «Благоговейные мысли переполнили меня, – писала позднее Анна Ротермунд, – когда я переступила порог <Торгового> дома Ротермундов, из тесных конторок которых выросла одна из ведущих на сегодняшний день фирм России. Квартиры братьев Ротермунд, которые находились в этом же доме, позволяли сделать вывод о скромности и непритязательности их владельцев, несмотря на то, что в их распоряжении имелись весьма значительные средства. С другой стороны, и квартиры, и дачи оставили очень элегантное впечатление» [2].
В конце 1890 года из Рубежного в Штутгарт начали поступать тревожные сообщения о самочувствии «майского жука» Августа Августовича Ротермундца. После пренесённого им воспаления лёгких он приехал в Штутгарт, где за пару месяцев смог хорошо отдохнуть, чтобы с новыми силами вернуться назад в Рубежное. Но уже в апреле 1891 года он заболел вторично, и в августе того же года он снова прибыл к «маме Анне», но на сей раз с женой Мартой, старой няней и уже пятью своими детьми: к Мане и Августу за это время в Рубежном родились 9 апреля 1889 г. Лиза (Элиза), 5 мая 1890 г. Марта и 25 мая 1891 г. Анна. Няню с детьми родители оставили у «бабушки Анны» в Штутгарте на Хердвег, 23, а сами уехали в Давос в Швейцарию. Внуки оказались не сильны в немецком языке и с большим трудом смогли найти контакт с нанятой немецкой воспитательницей. Но благодаря энергичности бабушки Анны, все внутренние и внешние трудности были преодолены. В апреле 1892 года здоровый и с новыми силами Август Августович Ротермунд смог покинуть Швейцарию, и в мае супружеская чета с пятилетним Августом и маленькой Анной отправились назад в Россию, в то время как остальные дети Маня, Лиза и Марта оставались у «бабушки Анны» в Штутгарте. Тем самым их маме Марте Рейлен предоставлялась возможность больше времени посвящать мужу и следить за его здоровьем. Старшая из внучек «бабушки Анны Ротермунд» Маня и её сестрички быстро заключили тесную дружбу со своими штутгартскими кузинами – детьми сестёр отца Августа Августовича Берты фон Фортенбах (1856 – 1934) и Марии Сик (1861 – 1940) (самая младшая сестра отца Елена Пихт (1866 – ?), жена майора, проживала с семьёй в Баден-Бадене). Но это был лишь короткий год с апреля 1892 г. по апрель 1893 г., так как в декабре этого же 1892 года родители снова приехали из Рубежного в Штутгарт, чтобы ещё раз отправиться в Давос, а в апреле 1893 года в Штутгартской вилле состоялось большое прощание с «русскими родственниками». Пусто и тихо стало в большом доме на Хердвег, 23 без внуков, которых «бабушка Анна» полюбила всем сердцем.
На следующий год 3 июля 1894 года у Августа Августовича и Марты в Рубежном родились близнецы – Елена (Helene, 03.07.1894 – ?), ставшая в будущем 16 марта 1914 года женой архитектора, профессора Высшей Технической школы в Мюнхене Адольфа Абеля, и Васик (собственно, Вильгельм – Wilhelm Robert Rothermundt, 03.07.1894 – 28.12.1943), ставший в будущем пастором и в браке с Адельгейдой Шек (Adelheid Schock) имевший трёх сыновей и дочь.
Через год, в 1895 году, после тринадцати лет хозяйственной деятельности в Головчино Курской губернии (ныне Белгородчина), вернулся с семьёй на старую родину в Штутгарт младший брат Августа Августовича Альфред Августович Ротермундт. Он провёл в нашем Отечестве более 17 лет (с 1877 по 1895 г.), но настаивал, чтобы его сыновья учились в немецких школах. В сентябре того же 1895 года они въехали в приобретённый дом на Вайблингер-штрассе, 101 (Waiblinger Strasse, 101), располагавшийся посреди большого сада в районе Штутгарта Каннштадт (Cannstadt). Альфред Августович нашёл для себя подходящее занятие ухаживать за садом, а его жена Берта (урожд. Келле) радовалась здоровой обстановке и прекрасному дому для их троих сыновей Августа, Альфреда и Отто и дочери Агнес – позже у них в Каннштадте родились ещё две дочери Ольга и Мета.
В том же 1898 г. «мама Анна» Ротермунд совершила вторую длительную поездку «в далёкую Россию» – на этот раз к своему племяннику Августу Августовичу Ротермунду.
За полтора года до этого, в январе 1897 года, фирма «Ротермунд & Вейссе» («Rothermundt & Weisse») приобрела крупное имение-«экономию» Лебяжье в Змиевском уезде Харьковской губернии. В феврале 1898 года сюда после 16-ти лет проживания в Рубежном переселилась семья «майского жука» Августа Августовича Ротермунда и Марты урожд. Рейлен. В Лебяжьем был построен новый сахарный завод, и сюда стекались все нити большого управления, поэтому Август Августович избрал Лебяжье местом постоянного проживания. «Бабушке Анне» очень хотелось посетить новое место обитания семьи Августа, а также увидеть своих внуков, в том числе родившихся в 1894 г. близнецов Лену и Васика. Её сопровождала 26-летняя внучатая племянница Анна Либ (Anna Lieb, 1872 – 1943) [4], внучка старшей сестры Луизы Эльбен, в замужестве Моль.
Свои впечатления от дома и сахарного завода в Лебяжьем Анна описала в своем дневнике:
«Как будто специально созданный для такой многочисленной семьи, внушительный, хоть и одноэтажный, дом с его многочисленными просторными помещениями, упирающийся в тенистый парк, представляет собою великолепное место жительства. Новое огромное имение площадью в 36 тысяч морг (90 квадратных километров), приобретённое фирмой "Ротермунд & Вейссе", обещает стать великолепным. Немецкий интеллект и немецкое трудолюбие превратили территорию, по которой ещё два года назад бродили только стада скота, в цивилизованную местность первого ранга, превратили истощённую и худосочную степь в сочные луга, а бескрайние просторы невозделанной земли – в прекрасные зерновые и корнеплодные поля. Там, где за год до этого кроме господского дома можно было увидеть лишь стоявшие в разрухе и запустении хозяйственные постройки, теперь возведён сахарный завод, окружённый дюжиной чистеньких, сложенных из кирпичей и покрытых железными крышами домов для служащих, с которыми соседствуют склад-хранилище для сахара, общежития для рабочих, цеха, лавки по продаже товаров. Проложены новые мосты и дамбы, облегчающие подвоз стройматериалов, таких как кирпич, известь и всего того – детали из железа и агрегаты – что должно доставляться сюда с железнодорожной станции, в то время как необходимый для строительных работ песок привозится с низменностей Донца <(теперь река Уды)>. И Август – движущаяся сила всего этого большого предприятия. Он оставил за собой главное руководство и в Рубежном, месте своего предыдущего проживания. Частная телефонная линия связывает оба имения и способствует координации деятельности. Часто я просто поражалась его огромной работоспособности, но больше всего меня восхищает в Августе его спокойствие и уравновешенность, с которыми он принимает и отдаёт все распоряжения. Этим душевным спокойствием он обязан, пожалуй, прежде всего, своей твёрдой воле, благодаря которой он отказался от таких вредных привычек, как курение и алкоголь. Следует отметить, что при возвращении домой после напряжённого трудового дня Август не находится в нервном состоянии, как многие другие мужчины, а наоборот, всегда выказывает интерес и заботу о домашних делах и домочадцах <включая прислугу>. С большой любезностью он устраивал для меня поездки по имению, терпеливо показывал и рассказывал о том, с какой волшебной силой преобразовывается этот кусок русской земли» [2].
Небезинтересно отметить, что «майский жук» Август Августович Ротермунд указан в первом томе «Энциклопедии фамилий Харьковской губернии»: «Ротермунд Август Августович (1852 г.р.) – имение в с. Лебяжье Змиевского уезда. Жена Марта (1862 г.р.). Дети: Марта (1890), Август (1887). Жена Августа – Эльза (1890)» [15].
Во время пребывания «бабушки Анны» в Лебяжьем её внучатая племянница Анна Либ наставляла своих троюродных сестёр Маню, Лизу, Марту и Анну по различным предметам, которые прежде изучала сама в школе при Катарининском монастыре. Чтобы подготовить одиннадцатилетнего Августа-младшего к немецкой гимназии, родители в качестве домашнего учителя пригласили вюртембергского теолога, пастора Беца (Betz).
В марте 1899 года «бабушка Анна» взяла на себя новую ответственную задачу, когда приняла у себя в Штутгарте <внучатых племянников> Маню и Августа-младшего из Лебяжьего, чтобы предоставить им возможность посещать немецкие школы. Ей пришлось нелегко, чтобы выросшие на русской свободе дети смогли почувствовать себя по-домашнему в Штутгарте, тем более четырнадцатилетняя Маня покидала родину против воли с сильным сопротивлением и оставалась во мнении, что ничего хорошего в Штутгарте она не находит. Её брат Август, на два года моложе её, быстрее и легче вжился в новой обстановке. «Но всё же, вопреки "буре и натиску" Маниных чувств к сопротивлению жизни в Штутгарте, в её сердце выросла глубокая любовь к бабушке, которую она сохраняла до самой смерти» [2]. 17 сентября 1910 года она вышла замуж за дипломированного инженера, директора машиностроительного завода (Maschinenfabrik) в Эслингене (Eßlingen) Рихарда Штилера (Richard Stieler).
«К пребывавшей по воскресеньям толпе внуков от 15 до 19 детей в вилле у бабушки на Хердвег, 23, в сентябре 1900 г. присоединилась ещё и одиннадцатилетняя Лиза Ротермунд <(Elise, 09.04.1889 – 29.10.1918)> из Лебяжьего, которая должна была посещать в Штутгарте гимнастику в лечебнице доктора Рота <(Dr. Roth – заведовал гимнастико-ортопедической лечебницей "Die Anstalt für Heilgymnastik und Orthopädie des Dr. Roth in Stuttgart")>, так как она была очень маленького роста и родители надеялись, что с помощью "оригинального старого грубияна" она сможет немного вытянуться в росте» [2]. Позже она стала медсестрой Красного Креста, но умерла в 1918 году в возрасте 29 лет.
«В ноябре 1901 года поступил вопрос из России, сможет ли вилла на Хердвег, 23 распахнуть свои ворота на несколько месяцев для всего семейства Августа Августовича Ротермундта из Лебяжьего, так как посчиталось уместным воспользоваться случаем и подать для Августа-младшего (ему было уже 14,5 лет) прошение на приобретение им вюртембергского гражданства. С радостью отозвалась бабушка принять сына, невестку и их семерых детей у себя, и с ещё бóльшим усердием подготавливались прислугой комнаты для прибывающих из далеких краёв. Наконец, 21 декабря 1901 года прибыли ожидавшиеся <(младшим двойняшкам Лене и Васику было уже по 7 лет)>, и в святой Рождественский вечер 24 декабря в большом зале дома на Хердвег собрались-встретились Ротермунды из Лебяжьего <(семья сына Августа Августовича)>, Ротермунды из района Штутгарта Каннштадта <(семья сына Альфреда)>, жители Штутгарта Фортенбахи <(семья дочери Берты Марии Луизы)> и Сики <(семья дочери Марии Вильгельмины Хелены)>, и Пихты <(семья младшей дочери Хелены Марии Матильды)> из Баден-Бадена. Значительная часть "немецких" внуков держалась поначалу несколько отчуждённо по отношению к "русским" родственникам, но уже очень скоро они почувствовали себя свободнее и были счастливы и благодарны чувству сплочённости друг с другом» [2].
Лето 1904 года стало поворотным пунктом в жизни всей семьи. После 30-летней деятельности в России уроженец С.-Петербурга «майский жук» Август Августович Ротермундт решил вернуться со своей семьей в Штутгарт и уже оттуда руководить делами на юге России, а благодаря ежегодным посещениям их имений лично убеждаться в том, как идут там дела. «Ему шёл 54-ый год, и можно было понять, что на его решение повлияла озабоченность политическим развитием событий в далёкой царской империи и желание уклониться от ежедневной борьбы с возрастающими трудностями. До того, пока Ротермунды не нашли в Штутгарте подходящую сдаваемую внаём квартиру, они все жили в доме у бабушки Анны на Хердвег, 23. Дети посещали школу при Катарининском монастыре, но нагрузка для них в немецкой школе поначалу оказалась действительно тяжёлой. Цель карьеры ставшего уже 18-летним сына Августа-младшего была предопределена; сначала он изучал химию в Штутгартском университете, далее постигал практическое сельское хозяйство и таким образом готовился взять на себя управление делами своего отца в далёкой России. Между тем у бабушки Анны созревало решение отказаться от своего пожизненного права проживания в большой вилле на Хердвег, причём это было её искренним желанием, чтобы старший сын <Август Августович> перенял на себя обустроенный сорок лет назад его же отцом участок с домом. Ещё раз <после Рождества 1901 года> в вилле на Хердвег отпраздновали Рождество 24 декабря 1904 года со всеми детьми и 37-ью внуками, а затем судьба дома была решена: Август-старший объявил, что он с удовольствием примет виллу лишь с частью большого сада, на что ко всеобщей радости его сестра с мужем Мария и Роберт Сики решили перенять другую часть сада и возвести на ней свой дом. Между тем бабушка Анна приобрела прелестный домик на Реленберге (Relenberg), в который она перебралась в начале августа 1905 года» [2].
Так все девять членов семьи Августа Августовича Ротермунда – мама-папа и семеро детей – окончательно поселились в Штутгарте в вилле на Хердвег, 23.

Став дипломированным инженером, сын «майского жука» и уроженец Рубежного Август-младший (1887 – 1964) 4 мая 1912 года заключил брак с уроженкой Штутгарта Эльзой Вальхер (Else Walcher, 12.01.1890 – ?), дочерью старшего медицинского советника (это было почётное звание врача, состоящего на государственной службе) доктора Густава Адольфа Вальхера (Gustav Adolf Walcher) из Эльвангена (Ellwangen), и с той же самой радостной уверенностью, как когда-то его родители, Август и Марта, молодая чета отправилась на свою «русскую родину» в Лебяжье. На следующий год, 1 сентября 1913 года, у них в Лебяжьем родилась дочь Гедвига (Hedwig Anna Elise). По-видимому, Ротермунды недооценивали непосредственную опасность войны, так как за три недели до всеобщей мобилизации 62-летний отец, «майский жук» Август Августович с женой Мартой, урожд. Рейлен и дочерью Мартой (которая через полтора года 28 декабря 1914 года выйдет замуж за Альбрехта Вальхера, доктора медицины, будущего главного врача в Эльвангене) отправился в свою очередную ежегодную инспекционную поездку в Россию. В Лебяжьем они были огорошены началом войны, так что стремительный отъезд назад в Германию оказался для них невозможен. В Харькове, где они решили спросить совета в консульстве, Августа-младшего и его двоюродного брата Роберта Сика (Robert August Friedrich Sick, 09.04.1888 – 26.11.1958), сына папиной сестры Марии Вильгельмины Хелены [15], арестовали и объявили военнопленными, в то время как остальные члены семьи ожидали в харьковской гостинице, что же произойдёт с обоими молодыми людьми дальше. Август Августович-старший с женой и сыном смогли вернуться в Штутгарт лишь осенью 1914 года, в то время как оба пленных двоюродных брата Август-младший и Роберт Сик вместе со многими другими немцами были вывезены-депортированы вглубь России. Молодая жена Эрна (урожд. Вальхер) не захотела покидать своего мужа Августа-младшего и вскоре после этого со своей маленькой дочерью Гедвигой и верной опорой Бертой последовала за ним в ссылку. Вот что дало сыну «майского жука» »Августа Августовича-старшего принятие вюртембергского – немецкого – гражданства...
В октябре 1914 года в Штутгарт пришло сообщение, что они все вместе (сын с невесткой и дочкой и племянником Сиком) находятся за Уралом, в Троицке Оренбургской губернии, и что все живы-здоровы. Следующее сообщение гласило, что 4 февраля 1915 года в Троицке в семье Августа-младшего родилась вторая дочь Эльза (вышедшая потом в Штутгарте замуж за хозяйственника-фермера Германа Шульца – Hermann Schultz – и скончавшаяся 6 января 1944 года), сестричка Гедвиги, достигло Штутгарт три недели спустя после этого события. В ноябре 1915 года прибыла телеграмма, что жена Августа-младшего Эльза Ротермундт со своими обеими маленькими дочерьми и верной Бертой добрались до Венгрии и через несколько дней прибудут в Штутгарт. С радостью были встречены обе женщины, измученные трудной дорогой из-за Урала, но радость встречи была омрачена тревогой и беспокойством за судьбу её мужа и его двоюродного брата Роберта Сика. Эльза рассказала, что в плену им в общем-то жилось лучше, чем они сами опасались, они объединились вместе для проживания в маленьком домике и уютно устроились, несмотря на различные лишения и заботы. Однако, когда из Троицка всех немцев отправили в деревни, то там им пришлось жить в примитивных мазанках и работать. Но им показалось слишком рискованным провести там зиму с маленькими детьми в страшном сибирском холоде, и потому Эльза с тяжёлым сердцем решилась покинуть мужа и его двоюродного брата и попробовать перебраться с детьми в Германию.
Даже после заключения мира между Россией и Германией в 1918 г. семья ещё долго оставалась в неведении относительно судьбы Августа Ротермунда-младшего… И только 15 марта 1920 г. была получена телеграмма из Восточной Пруссии о его скором возвращении.
Годы, проведённые двоюродными братьями в Сибири, были сносными и казались не слишком уж трудными благодаря дружеским отношениям, возникшим при общем сосуществовании с немецкими колонистами. Благодаря хаосу, Августу и Роберту удалось сбежать в Москву, в надежде оттуда поскорее достичь родины; но они не смогли выбраться из Москвы и вынуждены были надолго задержаться в очень плохих условиях. Они голодали и бедствовали, время от времени работали на фабриках, и когда Август-младший заболел сыпным тифом и лежал в больнице в тяжелейшем состоянии, его кузен Роберт Сик, получивший должность сельскохозяйственного управляющего в большом хозяйстве под Москвой, смог поспособствовать с приобретением еды и тем самым помочь его выздоровлению. Однако, когда Август-младший (1887 – 1964) к счастью смог вернуться в Штутгарт, его здоровье после всех перенесённых трудностей и тяжелой болезни оказалось подорвано. Через шесть лет плена и скитаний он был счастлив и благодарен обрести для себя и своей семьи домашний очаг у отца Августа Августовича-старшего в вилле Ротермундов на Хердвег, 23. Он больше не смог работать по своей ранее полученной профессии, но по прошествии короткого времени отдыха ему удалось получить должность в одном из банков Штутгарта.
Бабушка Анна Ротермундт умерла после долгой болезни 4 августа 1924 года незадолго до своего 79-летия. А 3 мая 1925 года состоялся первый «семейный день» в Штутгарте, объединивший всех потомков Ротермундов, проживающих в Штутгарте с 1862 года.
«Майский жук» Август Августович Ротермундт-старший умер 86-летним 18 сентября 1937 года в Мюнхене.
Когда немецкие войска осенью 1941 года заняли Украину, его сын, 54-летний Август Ротермунд-младший на протяжении двух лет снова трудился в бывших имениях своей семьи как специальный управляющий: по поручению Вермахта он руководил работами в обоих бывших имениях – Лебяжьем и Рубежном, и в августе 1943 года пережил здесь же разгром немецкой армии. Нетрудно представить, какие чувства владели им на протяжении этих двух лет после почти 30-летнего перерыва на месте его прежней жизни и деятельности, куда он прибыл после женитьбы с молодой женой и где родилась их старшая дочь Гедвига [2].
Он вернулся в Германию в 1943 году, завершив свой земной путь 8 июля 1964 года...

Источники:
1) Адресная книга санктпетербургского биржевого купечества, г.г. иностранных гостей, биржевых маклеров и браковщиков при Санкт-петербургском порте. – Санкт-Петербург: тип. И. Глазунова и К°: 1844-1881, 124 с.; от 1844 г., стр. 16. – http://leb.nlr.ru/edoc/317909/
2) Wätjen Hans. Aselmeyer – Rothermundt. Zwei Familien mit Bremischer Tradition in euroräischen Ausland. Neapel und St. Petersburg im 19. Jahrhundert. Bremen 1988 – Ветьен Ганс. Азельмейер – Ротермунд. Две семьи с бременскими традициями в европейском зарубежье. Неаполь и С.-Петербург в XIX столетии. Бремен, 1988. Неопубликованная рукопись;
3) Фонд проф. Э.Н. Амбургера:
https://amburger.ios-regensburg.de/index.php?id=40320 – Август Эмиль Александр Августович;
https://amburger.ios-regensburg.de/index.php?id=40319 – старший брат отца Александр Вильгельм;
https://amburger.ios-regensburg.de/index.php?id=40323 – младший брат отца Юлиус Людвиг;
https://amburger.ios-regensburg.de/index.php?id=40325 – двоюродный брат Владимир Александрович (Густав-Вольдемар) Ротермунд;
https://amburger.ios-regensburg.de/index.php?id=40321 – двоюродный брат Клеменс Александрович Ротермунд;
https://amburger.ios-regensburg.de/index.php?id=40318 – двоюродный брат Адольф Адольфович Ротермунд;
4) http://www.geni.com/people/Luise-Mohl/6000000026517763284
5) https://ru.wikipedia.org/wiki/Торунь
6) https://ru.wikipedia.org/wiki/Экономия
7) https://ru.wikipedia.org/wiki/Фольварк
8) http://www.mke.su/doc/GOLOVChINO.html; http://bolsugar.narod.ru/history.html и https://ru.wikipedia.org/wiki/Головчино_(Белгородская_область)
9) https://ru.wikipedia.org/wiki/Морг_(земельная_мера)
10) Freischhauer Ingeborg. Die Deutschen im Zarenreich. Verlag: Area, ISBN: 9783899963366 – Флейшгауэр Ингеборг Немцы в царской России. Изд-во Area;
11) http://www.geni.com/people/Erna-Helene-Anna-Walcher/6000000029777747270
12) https://ru.wikipedia.org/wiki/Уды
13) http://www.geni.com/people/Anna-Mathilde-Reihlen/6000000029768921466
14) http://www.academia.edu/13954527/Энциклопедия_фамилий_Харьковской_губернии._Том_1
15) http://www.geni.com/people/Robert-August-Friedrich-Sick/6000000029777725625
16) Лейнонен И.Л., Валиев М.Т. Ротермунды – жизнь на два дома. // Немцы в Санкт-Петербурге: Биографический аспект. XVIII–XX вв. СП б., 2019. Вып. 12. С. 489 – 513.


Информационную страницу подготовили И.Л. Лейнонен © (Лауша, Германия) и М.Т. Валиев © (С.-Петербург)
01.05.2019

При использовании материалов ссылка на статью обязательна в виде: «И.Л. Лейнонен, М.Т. Валиев. Биографическая страничка Августа Августовича Ротермунда – URL: http://www.kmay.ru/sample_pers.phtml?n=2713 (дата обращения)»  


Дополнительные материалы:


Фотолетопись:



























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей