Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





5.12.2018
Дорогие друзья! Оказывается есть такой праздник - День Волонтера. С удовольствием и благодарностью поздравляем вас с заслуженным статусом. В течение многих лет верой и правдой, не за страх и не за материальные блага вы помогаете благородному делу восстановления истории нашего Отечества. Благодаря вашей деятельности многие имена возвращены из небытия.  Благодарим Алию Мухамедовну Бухалову (Санкт-Петербург), Ирину Лейнонен (Лауша, Германия), Елену Артёмову (Обнинск, Россия), Ирину Михайловну Чудакову (Екатеринбург), Наталью Лачинову (Таллинн), Анатолия Валентиновича Тяжелова (Санкт-Петербург), Дмитрия Полякова (Санкт-Петербург), Ольгу Охмуш (Санкт-Петербург), Галину Лессель (Москва), Ирину Родышевцеву (Санкт-Петербург), Георгия Артемьевича Копытова (Санкт-Петербург),  Наталью Валиеву (Санкт-Петербург), Нину Вячеславовну Новикову (Санкт-Петербург), Алексея Яцеленко (Санкт-Петербург), Николая Родина (Санкт-Петербург), Татьяну Александровну Дробышеву (Москва), Наталью Грабовецкую (Новосибирск), Юлию  Тавастшерна (Санкт-Петербург),  Виктора Каганера (США), Вячеслава Савицкого (Санкт-Петербург), Алексея Феликсовича Клебанова (Москва), Ольгу Ивановну Ешалову (Санкт-Петербург), Алексея Федорова (Санкт-Петербург) и многих-многих наших друзей. Спасибо вам! Простите, если кого-то не упомянули. Мы благодарны всем!!! 





Роман (Роберт) Христианович Лепер
Robert Georg Loeper

23.04.1865 – 14.10.1918 

историк, византолог

археолог

директор музея в Херсонесе

педагог

статский советник

с перерывами преподавал древние языки 
в гимназии К. Мая с 1888 по 1901(?) гг.




Роман или Роберт Лепер родился 23 апреля 1865 года в С.-Петербурге. Старший из семи детей (три сына и четыре дочери) в большой лютеранской семье страхового агента Христиана Фёдоровича Лепера (Christian August Samuel Loeper, 26.07.1834 – 29.05.1895), обвенчавшегося в июле 1861 года с Александрой Фёдоровной Амбургер (Alexandra Amburger, 22.08.1837 – 10.04.1894), дочерью купца и маклера Фридриха Вильгельма Амбургера (Friedrich Wilhelm Amburger, 08.09.1803 – ?), пропавшего в Египте, и Софии Констанции Елизаветы Далер (Sophia Constantia Elisabeth Dahler, 24.01.1814 – 14.05.1879) [1,2]. Новорожденного, которому дали имя Роберт-Георг (Robert Georg), крестили 22 августа 1865 года [3]. Дед Романа со стороны отца, Фёдор Христианович Лепер (Якоб-Иоганн-Фридрих Лепер – Jakob Johann Friedrich Loeper), родился в Гнойене (Gnoien) в Мекленбурге 6 октября 1795 года в семье бургомистра Христиана Лепера и Иды-Софии-Шарлотты Древиц (Ida Sophie Charlotte Drewitz), но рано потерял отца и был взят под опеку аптекарем Шлиманом (Schliemann). Решив пойти по стопам опекуна, Фёдор Христианович направился в 1820 году в Дерпт/Тарту, где выучился в университете на провизора. Правда, осталось неизвестным, трудился ли он по профессии, поскольку в С.-Петербурге он был торговым (коммерческим) служащим (der kaufmännischer Angestellter) и позже купцом 2-й гильдии. Став бухгалтером, он в 1835 году подал Прошение в государственный секретариат Финляндии в С.-Петербурге о приёме его в финское гражданство с правом приписки и проживания в городе Фридриксгаме (Fredrikshamm – теперь город Хамина в Финляндии на берегу Финского залива [4]). По Высочайшему указу  Прошение было удовлетворено 18 апреля 1836 года. До 1849 года, сохранив за собой жильё в северной столице, дед Романа Христиановича, ставший купцом 2-й гильдии [2], вёл коммерческие дела во Фридриксгаме. Годом его смерти считается 1849 год. Женат он был на Шарлотте Денкер (Charlotte Dencker), родившейся в С.-Петербурге 2 декабря 1814 года – моложе его на 19 лет [1,2]. Из детей деда только будущий отец Романа Христиановича, Христиан Фёдорович (1834 – 1895), остался в С.-Петербурге и, женившись на Александре Амбургер, в 1870 году принял на себя руководство агентством по С.-Петербургу и Петербургской губернии в «Первом российском от огня страховом обществе» [5], учреждённом в С.-Петербурге в 1827 году. Предположительно он получил это руководство благодаря родственникам своей жены, коммерческим директорам (отцу и сыну Амбургерам) – прадедушке и дедушке профессора-генеалога Эрика Николаевича Амбургера (1907 – 2001) – Александру Карловичу Амбургеру (1809 – 1865) и после его смерти его сыну-наследнику Александру Александровичу Амбургеру (1841 – 1908): отец Александра Карловича (Карл Амбургер, 1782 – 1827) был родным братом дедушки Александры Лепер-Амбургер Фридриха Карловича (Фридрих Амбургер, 1781 – 1847) [1]. В упомянутом Обществе («27-го» или «кампании», как называли в семействе Амбургер «Russische Feuerassecuranz-Compagnie gegr. 1827» трудились три поколения Амбургеров [1]) Лепер-старший проработал в страховом агентстве вплоть до своей смерти 29 мая 1895 года, наступившей в Мартышкино. Страховое агентство перешло одному из трёх его сыновей – брату Романа Христиановича – Фридриху-Карлу (Friedrich Karl Loeper, 1867 – 1923), который позже, в 1908 году, стал агентом другого страхового общества «Русский Ллойд», а в 1918 году вместе с женой Ольгой, урожд. Шмитт (Olga Schmitt), перебрался в Дерпт. Из четырёх дочерей в семье Леперов – сестёр Романа Христиановича – ни одна не вышла замуж. Двое из них умерли ещё в 1894 и 1896 году, третья – в Петрограде в 1919 году, а четвёртая, по-видимому, в блокаду. Младший сын Леперов – младший брат Романа – Георг-Герман (Georg Hermann Loeper, 1870 – 1914) – выучился в Военно-Медицинской Академии, сдав в 1893 году государственный экзамен на военного врача. Служил сначала в резервном полку в Либаве (Libau – ныне Лиепая в Латвии [6]), потом в лазарете в Двинске (Dünaburg или Даугавпилс). В 1899 году перешёл в погран-корпус и наконец в 1905-1914 годах был старшим врачом в Ченстоховской бригаде. Жену звали Наталья, урождённая Юрьева. Родившийся в 1897 году сын Владимир Лепер (племянник Романа Христиановича) остался в СССР [1]. Но вернёмся к Роману Христиановичу Леперу. По архивным данным [3], он блестяще, на одни «пятёрки» и с золотой медалью, закончил 11 июня 1883 года гимназию Императорского СПб историко-филологического Института, проучившись «9 лет в гимназии и 1 год в 8 классе» [3]. Здесь необходимо заметить, что Императорский С.-Петербургский историко-филологический институт (или ПИФИ, 1867 – 1918) являлся высшим учебным заведением, готовившим «преподавателей русского языка, классических языков, словесности, истории, географии для гимназий и реальных училищ. Форма (введённая по уставу 1885 года) совпадала с университетской» [7] и позже был полностью слит с филологическим и историческим факультетами университета. При нём же существовала и гимназия, учреждённая в 1870 году и располагавшаяся по адресу Университетская наб., дом 11 [8]. Избрав для себя научное поприще – древние языки и археологию – он в том же 1883 году поступил в «СПб университет... на историко-филологический факультет» и «получил диплом университета в 1887 году со степенью кандидата» [3]. С осени 1887 года началась его преподавательская деятельность. Из данных личного дела Лепера известно, что он был оставлен трудиться в университете, а также стал воспитателем при пансионе частной гимназии Видемана, а позже «назначен сверхштатным преподавателем древних языков 10-й гимназии» [9]. Кроме этого, он с августа 1888 года стал преподавать древние языки в Училище при немецкой Реформатской церкви [1] – кстати, он сам был реформатского вероисповедания, хотя отец и был лютеранином. Мы можем только предполагать, что именно в этот период – с 1888 по 1900 годы – Р.Х. Лепер преподавал древние языки также и в гимназии Карла Мая. Женат был на Ольге Павловне Сватковской (она умерла 8 августа 1913 года [1]). Семья была большая. Как научный сотрудник С.-Петербургского университета, Роман Христианович проводил археологические раскопки, вместе с семьёй выезжая в длительные служебные командировки. Это подтверждает и метрика на его сына Романа, родившегося 4 сентября 1891 года в Греции в городе Афины, православного вероисповедания (видимо, по маме), выписанная Церковью российской Императорской Миссии в Афинах: «отец кандидат СПб Университета Роман Христианович Лепер реформатского вероисповедания, мать – Ольга Павловна (ур. Сватковская), православная. Восприемники – врач Лазарь Павлович Катанов и жена потомственная дворянка Фелицата Федоровна Селиванова» [10]. По данным «Весь Петербург на 1896 год» семья проживала на 10-й линии Васильевского Острова в доме № 15 и Роман Христианович преподавал в 10-й гимназии. По данным на 1897 год адрес был уже Кадетская линия, дом № 27, а к 10-й гимназии добавлена гимназия Видемана. В 1901 году Роман Христианович получил пост учёного секретаря Русского Императорского Археологического Института (РАИК) в Константинополе (Стамбуле). На этом посту он занимался изучением античных древностей в Турции и Греции, проводя раскопки в Стамбуле и Афинах [11], пока в мае месяце 1908 года не был назначен в Херсонес директором музея [12]. Дело в том, что на раскопках в Херсонесе осенью 1907 года простудился «археолог, основатель и первый директор Херсонесского музея, организатор охраны и популяризации античных памятников Херсонеса Таврического и Гераклейского полуострова» Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич [13] и через два месяца, 14 декабря 1907 года, скончался в своей квартире при музее на руках у родных. Этот факт поставил перед Императорской Археологической комиссией (ИАК), созданной в 1859 году при Министерстве Императорского Двора, проблему поиска преемника К.К. Косцюшко-Валюжинича, а «для устройства дел в Херсонес был послан член ИАК, заведующий Керченским музеем древностей В.В. Шкорпил. Вот выдержки из его письма в ИАК: "... Раскопки Херсонеса приобрели в последнее время такое громадное значение, что руководство ими нужно непременно поручить знатоку этого дела, либо архитектору, либо опытному византинисту. ... Но для того, чтобы найти такого компетентного труженика, нужно коренным образом изменить те условия, при которых приходилось работать К.К. Косцюшко. Следовало бы, во-первых, увеличить оклад жалованья заведующего раскопками и, во-вторых, совершенно перестроить склад древностей и квартиру при складе, которые похожи скорее на какой-нибудь балаган или сарай, чем на музей и жилое строение ..."» [12]. И «только в мае 1908 года в Херсонес был назначен Роберт (Роман) Христианович Лепер, до этого бывший учёным секретарем Русского Археологического Института в Константинополе (РАИК). Он как никто другой соответствовал пожеланиям В.В. Шкорпила: блестящая образованность, выдающиеся способности в эпиграфике, семь лет работы под руководством Ф.И. Успенского в РАИК, действительно сделали его опытным византинистом, а занятия топографией Афин и Константинополя, несомненно, снабдили его серьёзными познаниями в археологии. В июне он прибыл в Херсонес, где дела были далеко не блестящими. Деньги на производство раскопок часто задерживались, Н.И. Репников и рабочие по много недель не получали зарплату. Ему пришлось начинать с ремонта крыш над мозаиками, покупки инструментов для раскопок, разбирать библиотеку и т.п. Осмотрев квартиру, выстроенную Косцюшко, он предложил устроить в ней лабораторию для обработки находок, а сам поселился на одной из центральных улиц Севастополя. В 1908 году Роману Христиановичу было 44 года, в его жизни и карьере начинался новый этап. В ноябре он получил письмо от графини Уваровой <Прасковья Сергеевна Уварова, урождённая княжна Щербатова, возглавляла одно из самых авторитетных археологических обществ – Московское>: "... Вернувшись на днях из-за границы я узнала, что Вы уже водворились на место нового своего назначения, то есть в Херсонесе, который так осиротел со времени смерти многоуважаемого Косцюшко-Валюжинича. Теперь к Вам можно уже обращаться как к жителю Севастополя и Крыма ..."» [12]. «В историю музея Р.Х. Лепер вошёл, сопровождаемый двумя упрёками: не писал отчётов, доверял раскопки рабочим. Упрёки принадлежат автору книги "Сто лет херсонесских раскопок" К.Э. Гриневичу. Действительно, за всё время своего заведования раскопками в Херсонесе (с 1908 по 1913 год) Роман Христианович не составил и не прислал в ИАК ни одного отчёта. Тем не менее, члены Археологической Комиссии проявляли определённое долготерпение. Чем же его объяснить? Можно предположить, что регулярно присылаемые в Эрмитаж новые находки, публикации статей Р.Х. Лепера в изданиях ИАК, его переписка с коллегами обеспечивали постоянную информацию о положении в Херсонесе. Не исключено, что некоторые свойства натуры Романа Христиановича тоже принимались во внимание. Вот строки из его письма к В.В. Латышеву: "... я хорошо понимаю, сколько доставляю Вам досады и неприятности своим долгим промедлением и глубоко извиняюсь. Очень тяготит меня моя медлительность, но справиться с нею, кажется, выше моих сил". О втором упрёке: Лепер, действительно, часто доверял раскопки рабочим, но среди них было несколько очень опытных людей, проработавших на раскопках более 20 лет, их называли надсмотрщиками. Роман Христианович не пренебрегал знаниями и опытом своих сотрудников. По инициативе Лепера Комиссия в 1909 году приняла решение упорядочить штаты музея, по-прежнему именовавшегося в официальных бумагах "Складом местных древностей". Из жалованья служащих стали вычитаться небольшие суммы для того, чтобы они получили по окончании работы "некоторое обеспечение". Благодаря этому мы знаем, что рабочий на раскопках получал от 30 до 45 рублей в месяц. Чертёжник М.И. Скубетов – 50 руб. в месяц. При этом, стоимость продовольствия измерялась копейками и даже – полушками (0,5 копейки). Хорошее иллюстрированное издание стоило 2 рубля и т.д.» [12]. Известно также, что Р.Х. Лепер, будучи обременён большой семьёй, преподавал в севастопольских гимназиях древние языки и давал частные уроки. «С 1911 г. началось в Херсонесе строительство. Видимо, в ИАК не забыли, что В.В. Шкорпил назвал здание музея "балаганом". Капитальная реконструкция зданий шла с большими трудностями по многим причинам. В Крыму был тогда подлинный строительный бум и рабочие были дороги, архитектор строил одновременно несколько объектов и т.д. В 1914 году ревизионное управление Министерства Императорского Двора констатировало: "Из намеченных на генеральном плане 3-х зданий исполнен лишь большой угловой сарай, здания III и IIIа не возведены совершенно. Пока херсонесцы занимались мирным строительством, крепость Севастополь готовилась к войне и в июле 1914 г. здесь было объявлено военное положение. Музей был закрыт. 1 августа (день объявления войны) в Херсонес перестали пускать даже рабочих. Лепер стал хлопотать у высших чинов гарнизона, чтобы работы разрешили хотя бы, чтобы свернуть раскопки, на 4-5 дней. Разрешение было дано, но при этом из города выслали, вместе со многими жителями, всех его помощников. Комендант объяснил, что таким образом "удаляются лишние рты". За пять дней Лепер проделал огромную работу: уложил в ящики всё наиболее ценное из экспонатов, причём вещи отдельных годов были уложены отдельно, составлены списки вещей. Так же – в ящики – были упакованы архив, чертежи и негативы. Крупные вещи, стоявшие под навесами были сложены в яму во дворе музея и засыпаны. Всё было подготовлено к возможной эвакуации. По согласованию с ИАК эвакуировать вещи нужно было в Харьковский университет. Вслед за этим и произошёл инцидент, прервавший службу Р.Х. Лепера в ИАК. 4 августа 1914 г. в сыскной части Севастопольского градоначальства, провожая своего сына – студента Романа, высылаемого из города без объяснения причин <здесь можно добавить, что сын Роман Романович блестяще и с золотой медалью завершил гимназию, в августе 1911 года был принят в С.-Петербургский университет на юридический факультет. Постановлением СПб Градоначальника от 23 февраля 1912 года он был подвергнут в числе других студентов аресту, о чём сообщалось в газетах «Современное Слово» № 1485 от 24 февраля 1812 года и «Речь» от того же числа. 31 октября 1913 года Роман Романович Лепер уволился из-за конфликта с профессором Косоротовым и перевёлся в Харьковский университет [10]>, Лепер вступил в досадную перепалку с приставом. Юноша не стал снимать фуражку перед портретом царя и пристав сделал ему замечание. Лепер вспылил и обвинил пристава в том, что тот обращается с его сыном не по-человечески, он заявил: "Перед портретом никто не обязан снимать фуражки, портрет носят и по улице, что же, и там прикажете снимать фуражки, это произвол!". Он был измотан, утомлён непосильной для одного человека работой и огорчён нелепой разлукой с сыном. Однако, делу была придана политическая окраска, в Петроград (так с началом войны с немцами стал официально называться Петербург) была направлена жалоба и 1 октября Леперу пришлось оставить работу в Императорской Археологической Комиссии. Принимать дела приехал из Керчи всё тот же В.В. Шкорпил. Некоторое время Роман Христианович оставался в Севастополе, жил частными уроками, позже вся семья переехала в Петроград, где он снова стал преподавать в гимназиях» [12]. По данным адресных книг «Весь Петроград» на 1916-1917 годы Леперы поселились на Съезжинской улице, дом 24 и статский советник Роберт Христианович преподавал, в частности, в женской гимназии Шуйской. «Умер Р.Х. Лепер 14 октября, в роковом для русской интеллигенции 1918 году, в петроградском госпитале Марии-Магдалины, оставшись без работы и средств к существованию. Причиной смерти послужило "истощение сил не только физических, но и нравственных" (перед смертью узнал из газет, что расстрелян его сын, <юрист> Роман). В некрологе, подписанном академиком С.А. Жебелевым, среди прочего отмечалось: "Он был большим оптимистом, отличался удивительной непритязательностью к внешним условиям жизни и умел довольствоваться малым, причём не унывал, когда даже этого малого ему недоставало. Человек исключительной доброты и высокого благорасположения к людям, Роман Христианович никогда не сердился на них, даже когда они его незаслуженно обижали". Не сердился он, видимо, и на членов Комиссии, вновь оказавшихся перед проблемой поиска херсонесского заведующего» [12]. Дочь Евгения Романовна (Робертовна) Лепер, родившаяся 31 декабря 1897 года в С.-Петербурге, унаследовала от отца интерес к истории, в 1929 году закончила Ленинградский университет, стала лингвистом и сотрудницей Этнографического института Академии Наук [1,14]. «В Этнографическом разряде ГАИМК Е.Р. Лепер проработала до 13 декабря 1930 г. <[14]>; она была уволена после «чистки» академии по распоряжению Н. Марра с формулировкой "в связи с усилением научного состава ГАИМК в методологическом отношении...". В 1931-1934 гг. Е.Р. Лепер работала заведующей Музеем Ленинградского Пригородного района (г. Пушкин); в эти годы ею был организован ряд экспедиций в Красногвардейский и соседние с ним районы Ленинградской области. В 1935 г. она собирала этнографические материалы и вещевые коллекции в Псковской области для Псковского музея. По рекомендации Д.К. Зеленина в октябре 1937 г. Е.Р. Лепер была принята на работу в кабинет Европы ИАЭ, где работала до перехода на кафедру этнографии ЛГУ (октябрь 1938 г.)... Война застала её в Белоруссии, где Е.Р. Лепер работала по договору с Белорусской АН – готовила материалы для составления этнографической карты. С 1942-1945 гг. Евгения Романовна находилась в эвакуации. По возвращении в Ленинград она предприняла попытку разыскать свои неопубликованные рукописи, однако ей не удалось их найти. В 1948 году она тяжело заболела, в 1949 г. была переведена на инвалидность и 21 июня этого же года скончалась» [11]. Замужем не была, детей не было. Сын Павел Романович (Робертович) Лепер, родившийся 1 января 1901 года [2], стал в Ленинграде генетиком. Младший сын Александр Романович также получил высшее образование [1]. 

Известны следующие статьи Романа Христиановича Лепера:
- «Тридцать тиранов». Журнал министерства народного просвещения. Седьмое десятилетие. Май 1896. С.-Петербург. Типография В.С. Балашева и Ко. Наб. Фонтанки, д. 95. 1896. В разделе «Отдел классической филологии» со стр. 90 [15];
- «Следы синойкизма двенадцати государств Аттики». - С. 248-268 - Сборник археологических статей, поднесённый графу А. А. Бобринскому в день 25-летия председательства его в Императорской Археологической Комиссии, 1886-1911 г. : сборник. - СПб. : [б. и.], 1911 (Типография В. Ф. Киршбаума). - 276, [6] с. : ил., портр. ; 28 см. + 33 л. илл. - Библиогр. в примеч. - (в пер.).
- «К вопросу о димах Аттики. — ЖМНП, ч. 268, 1891, ноябрь [16]. 

Источники: 
1. Erik Amburger "Deutsche in Staat, Wirtschaft und Gesellschaft Rußlands. Die Familie Amburger in St. Petersburg 1770-1920". Harrassowitz Verlag, Wiesbaden 1986, ISBN 3-447-02571-9, S. 201, 244-246 – Эрик Амбургер «Немцы в государственной, хозяйственной и общественной жизни России. Семья Амбургеров в С.-Петербурге в 1770-1920 гг.», издательство Харрасович, Висбаден; 1986 г., ISBN 3-447-02571-9, стр. 201 и 244-246;
2. Фонд проф. Э.Н. Амбургера:
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=54057 – Роберт Христианович Лепер;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=30866 – отец Христиан Фёдорович;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=30868 – дед Фридрих Христианович;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=30869&mode=1 – брат Фридрих-Карл Христианович;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=30864&mode=1 – племянница Александрина Лепер, глазной врач в Роттердаме (Голландия), дочь брата Фридриха-Карла;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=60156&mode=1 – брат Георг-Герман Христианович, военный врач;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=30867 – дочь Евгения Романовна Лепер;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=30871 – сын Павел Романович Лепер;
3. ЦГИА СПб ф. 14, оп. 3, д. 23317;
4. https://ru.wikipedia.org/wiki/Хамина
5. https://ru.wikipedia.org/wiki/Страхование_от_огня
6. https://ru.wikipedia.org/wiki/Лиепая
7. https://ru.wikipedia.org/wiki/Петербургский_историко-филологический_институт
8. http://www.encspb.ru/object/2804011812?lc=ru – гимназии С.-Петербурга;
9. ЦГИА СПб ф. 44, оп. 2, д. 544;
10. ЦГИА СПб ф. 14, оп. 3, д. 60825 – Лепер Роман Романович;
11. http://www.ethnology.ru/biobib/Result.php?fnc=460 – дочь Лепер Евгения Романовна (Робертовна);
12. http://www.chersonesos.org/?p=museum_hist
13. https://ru.wikipedia.org/wiki/Косцюшко-Валюжинич,_Карл_Казимирович
14. Личные архивные фонды в государственных хранилищах СССР. Том 1. Москва 1962 г., стр. 399;
15. http://www.runivers.ru/bookreader/book458764/#page/1/mode/1up
16. http://www.sno.pro1.ru/lib/zelyin_borba_politicheskikh_gruppirovok_v_attike/14.htm


Информационную страницу подготовили И.Л. Лейнонен (Лауша, Германия) © и М.Т. Валиев (С.-Петербург) ©. 06.07.2015 


Дополнительные материалы:


Фотолетопись:



























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей