Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





6.12.2019
На сайте выставлены биографические странички участников Великой Отечественной войны:
- гвардии лейтенанта Александра Давидовича Эйдермана, учившегося в нашей школе в 1923-1930 гг.
- Иосифа Михайловича Ханина, учившегося в 6 САШ в 1937-1938 гг.
- капитана Владимира Зеноновича Гилля, учившегося в нашей школе в 1932-1940 гг.





Дмитрий Васильевич Кондриков

02.01.1933 – 16.04.1991

инженер–математик

кандидат технических наук

учился в нашей школе
в 1949 – 1951 гг.

окончил школу с Золотой медалью 




















Дмитрий Васильевич Кондриков, фото 1983 года, семейный архив.


Дмитрий Васильевич родился в Ленинграде 2 января 1933 г. в семье Василия Ивановича Кондрикова (1900 – 1937), главы строительства рудников и городов Кировска, Мончегорска на Кольском полуострове, первого директора треста "Апатит", и Инны Лазаревны Тартаковской (1905 – 1990), балерины и пианистки родом из Одессы. Встретились они в 1926 г., еще до Кольской эпохи, когда Кондриков был самым молодым и успешным управляющим Коммунальным банком, а Инна Тартаковская по совместительству работала там машинисткой [10]. Василий Иванович Кондриков дружил с Сергеем Мироновичем Кировым, который высоко ценил его деловой талант и говорил: "Отправьте Кондрикова с одним рублём в Америку – он через год вернется миллионером". Когда наметилась большая работа в Хибинах – были открыты месторождения так нужного в молодом хозяйстве апатита – С.М. Киров командировал руководить стройкой Василия Ивановича Кондрикова. Вслед за ним в Хибины отправилась и Инна Тартаковская, окончив предварительно горный техникум, чтобы быть мужу верной соратницей и грамотным специалистом... Большая стройка развернулась в Хибинах. Рудники, Хибиногорск (позднее Кировск), Мончегорск, обогатительные фабрики, дома, школы, сады, больницы – Кондриков занимался всем. В 1933 г. родился сын Дмитрий. Семья ездила из Ленинграда в Хибиногорск и обратно. А в 1934 г. не стало Кирова – друга и защитника. И уже никто не мог оградить талантливого, энергичного Василия Ивановича Кондрикова: по первому же доносу завистника в 1937 г. его арестовали по сфабрикованному обвинению. Дмитрию было четыре года, и отца он больше никогда не видел – Василия Ивановича Кондрикова расстреляли 25 августа 1937 г. на Литейном, 4 [2]. По архивным данным, которые в конце 1980-х смотрела жена Василия Ивановича, он не назвал ни одной фамилии... 
27 сентября 1937 г. забрали и маму Дмитрия, Инну Лазаревну Тартаковскую. Формулировка – ЧСИР, приговор ОС НКВД СССР от 9 октября 1937 г. – 8 лет ИТЛ. Инна Лазаревна первоначально отбывала наказание в Томске (1937), позднее была направлена на Колыму (1939 – 1944). 27 марта 1944 г. была освобождена по отбытии срока и зачетам. Реабилитирована 10 января 1956 г. [3]. 
После ареста матери Дмитрий остался с няней Нюрой и бабушкой с дедушкой. Долгих восемь лет Дмитрий не видел маму. В первую же блокадную зиму бабушка с дедушкой умерли, Дмитрий остался с няней и выжил благодаря работе в детском саду. Он помогал няне в подвале Исаакиевского собора – там был детский сад, куда брали маленьких сирот. О том времени он рассказывал страшные вещи: одна из комнаток подвала не отапливалась, и складывать туда всё прибывавшие маленькие детские трупики приходилось ему, няня не могла этого делать, а Диме было уже восемь лет, и он чувствовал себя мужчиной. Маме он писал трогательные письма, которые сохранились в семейном архиве Кондриковых. В 1944 г., как только это стало возможно, он поехал в Магадан к маме, один, через всю страну. И там поступил в пятый класс 2-ой Магаданской школы. 
Имя Димы Кондрикова упоминается в воспоминаниях двух писателей – Аркадия Арша и Леонида Титова [4] . 
В 1949 г. семья вернулась в Ленинград и Дмитрий поступил в восьмой класс нашей школы (в это время – 5 средняя школа). Окончил десять классов с золотой медалью в 1951 г. [5]. 
Женился Дмитрий Васильевич в 40 лет: более ранние увлечения не совсем одобряла мама Инна Лазаревна, а он был идеальным сыном. И вот встретилась Люданна Гаврииловна Раппепорт (1936 – 2012), яркая молодая женщина, сотрудница, учёный-химик, интеллигентная "до мозга костей", и мама дала "добро". Вскоре родилась единственная дочь Дмитрия Елена. 
У Дмитрия и Люды были счастливые 15 лет. Им было очень интересно жить! Несмотря на застой, гонения, обязательный налет диссидентства в семье, увлечения запрещенной литературой, они изучали, работали, двигали науку, творили. И были счастливы… 
Вот такие строки об отце прислала нам дочь Дмитрия Васильевича, Елена Дмитриевна Кондрикова. Благодарим Елену Дмитриевну и приводим написанный отрывок полностью: 
«Наверное, папе нужен был сын. Но он любил меня – единственную дочку – очень. Росла я у него мальчишкой. Каждое воскресенье мы куда-нибудь ездили – в музей или какой-нибудь поход, на лыжах, за грибами. На день рождения в 10 лет (это 1985 год) мне была подарена немецкая железная дорога, и играли мы с папой в нее упоённо, мне кажется даже, что он играл больше. В наших походах он учил меня не ныть, выручать друзей, преодолевать все препятствия... У меня было очень счастливое детство, а папа был моим самым лучшим другом! 
Однажды мы с ним отправились покупать ему брюки, у нас было ровно 13 рублей. Но прямо рядом со скучным магазином одежды был другой – с игрушками. Мы зашли – просто по пути! Там продавалось чудо – настоящее чудо! Радиоуправляемая машинка с пультом. За 13 рублей! Разве мы могли уйти? Всю дорогу до дому мы пытались придумать оправдания для мамы и бабушки. 
Машинка была смешная: могла ехать вперед, назад и назад налево. Но это давало возможность полного маневрирования! Мы с папой какое-то время не спали – не ели. Играли.  
В 1989 г. от института была выделена путевка в Болгарию – на двоих. И было решено, что поедут папа и я. Там, в Варне, мы купили маленький 8-битный компьютер Правец-8Д. Боже, какое же это было счастье для нас обоих! Конечно, мы все вечера просиживали за освоением этого чуда и программированием...  
Еще мы с ним осваивали дачу в Пупышево. Появилась она в 1986-м. Папа учил меня строгать, пилить. Маленький щитовой домик мы отделывали с ним... Но это были все увлечения. 
А с работой было так. 
После школы папа хотел поступать в институт авиационного приборостроения. Не взяли из-за Василия Ивановича Кондрикова, репрессированного в 1937 году, отца. Штамп – ЧСИР. (Член семьи изменника родины). При том, что В.И. Кондриков был реабилитирован уже давно! Но... 
И папа пошел в Корабелку (Ленинградский Кораблестроительный институт). И влюбился в корабли! Мастерил модели парусников, да так точно и искусно! 
После окончания ВУЗа увлеченно занимался математикой корабля, приходя домой с работы – продолжал писать формулы и выкладки... Работали они с мамой в ЦНИИ морского флота. Папа был кандидатом наук, у него были изобретения и значок Изобретателя СССР, и они с мамой соревновались, кто больше наизобретал. Мама была инженером-химиком, тоже ктн. У мамы была парочка изобретений, а у папы – прилично. Особенно хорош был критерий Кондрикова – это критерий изгиба линии корпуса корабля для обеспечения большей остойчивости.  
В дом часто приходили друзья, и с работы, и откуда-то из детства, с Кольского полуострова. В доме часто звучала музыка – играла бабушка, мама Димы, на рояле. Был такой друг семьи пианист Миша Линейкин, а еще почему-то помню Гелия Азатовича, он был особенно внимателен ко мне. Папа с мамой увлекались поэзией и бардами. Дома звучали стихи Бродского, Евтушенко, Галича, а Высоцкого у папы была целая коллекция, самиздат, конечно.  
Я, поскольку была для папы "своим парнем", знала, как мне казалось, прилично о слеминге и заливаемости – это всё на тему математики остойчивости корабля. И про его отчёты и программы. И о том, как его большую работу – кажется, новую диссертацию – почему-то украли из письменного стола, а материалы разобрали по сотрудникам, и целостная картина исчезла. Папа заболел после этого. Сейчас уже, конечно, не установить, что тогда произошло. Всё было на фоне начавшейся перестройки. Вся эта трескотня и скандал вокруг его украденной работы давила и давила на него. Зимой 90-го года он стал почему-то падать иногда, катясь по прямой лыжне... Видимо, были микроинсульты. Конечно, блокадное детство (а он всю блокаду провел в Ленинграде с няней, мама была на Колыме), сказалось на его здоровье...  
Папы не стало 16 апреля 1991 года, ему было всего 58 лет.  
У моего папы, Дмитрия Васильевича Кондрикова, есть два внука. Леонид Ананьев (1998 г.р.) и Дмитрий Ананьев (2005 г.р.)».  

Источники: 
1. Материалы семейного архива Кондриковых 
5. Благово Н. В. Школа на Васильевском острове. Ч. 2. СПб., Наука, 2009. Приложения, С.235 

Информационную страницу сайта подготовили Елена Дмитриевна Кондрикова © и Мурат Тимурович Валиев ©. 
07.08.2019 




Дополнительные материалы:


Фотолетопись:



























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей