Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:










Максимилиан Фёдорович Браун Maximilian Braun

24.01 (06.02).1903 – 17.07.1984

профессор-славист

переводчик

писатель

учился в гимназии К. Мая в 1913 – 1919 гг.




Максимилиан Браун, родившийся в С.-Петербурге 6 февраля 1903 года [1, 20], был приёмным сыном профессора, декана и проректора С.-Петербургского университета Фёдора Александровича Брауна (Friedrich Braun, 20.07.1862 – 14.06.1942 [2]) [3]. Его родной отец, военный врач, доктор медицины и надворный советник Александр Алексеевич Студенский (25.10.1870 – 20.09.1903) умер в возрасте 33 лет, когда Максимилиану было всего девять месяцев. Кроме Максимилиана в семье военного врача, трудившегося в Клиническом военном госпитале, росла его старшая сестра Вероника.
Мать Максимилиана, выпускница историко-филологического факультета С.-Петербургского университета, переводчица и литератор Евгения Михайловна Студенская (урожд. Шершевская, 07.12.1874 – 17.05.1906) вышла замуж за Александра Алексеевича Студенского в конце 1897 г. [4,5].
Евгения Михайловна «Студенская родилась 7 декабря 1874 г. в Петербурге. Её мать – Ольга Алексеевна (? – 22.09.1899 г.), дочь медика, члена и секретаря Общества русских врачей в С.-Петербурге, действительного статского советника А.Н. Пушкарёва. Отец <Ольги Алексеевны> – Михаил Маркович Шершевский (27.06.1846 – ?), уроженец и мещанин Виленской губернии, окончивший курс в С.-Петербургской Медико-хирургической Академии, защитивший диссертацию на степень доктора медицины (автор ряда научных трудов), дослужившийся до звания "почетного лейб-медика двора Его Императорского Величества" (являлся домашним врачом великих князей и княгинь) и чина действительного статского советника, ставший кавалером двух отечественных и четырёх зарубежных орденов. Как писал журнал литературы, политики и современной жизни «Нива» после кончины Шершевского 6 февраля 1910 г., «выдающийся врач-терапевт» и «знаменитый диагност» «никогда не был чужд и иным интересам и явлениям общественной жизни. Он любил и прекрасно знал изящную литературу и был всесторонне образованным человеком. По своим общественным взглядам он был типичным шестидесятником, являя в себе все лучшие качества людей этой эпохи: любовь к знанию, просвещенную гуманность и веру в человечество». В день похорон, 9 февраля <1910 г.>, от дома номер 57 по Сергиевской улице до места вечного упокоения на Смоленском <православном> кладбище покойного провожали такие выдающиеся люди России, как академик И.П.Павлов, профессор Г.И.Турнер, академик А.Ф. Кони и многие-многие другие.
Родители дали своему единственному ребёнку прекрасное среднее образование, скорее всего домашнее, что позволило <Евгении> Шершевской без труда поступить в С.-Петербургский университет и успешно закончить его историко-филологический факультет. Будучи ещё на студенческой скамье, она принялась серьёзно заниматься переводами зарубежных стихотворных и прозаических произведений. При этом пользовалась советами литературоведа и академика Петербургской Академии наук А.Н. Пыпина, журналиста, историка и редактора журнала "Исторический вестник" С.Н. Шубинского, близкого друга своего отца.
Со второго номера "Нового журнала иностранной литературы, искусства и науки", который стал выходить с января 1897 г., Шершевская начала активно публиковаться: на протяжении почти восьми лет в среднем в каждом втором номере. На страницах этого издания один за другим появляются её стихотворные переводы с английского, немецкого, французского, итальянского, испанского, шведского, датского языков. Через них выпускница университета знакомит читающую публику России с такими европейскими поэтами, как А. Пальмеро, С. Руед, Э. Лунджберг, Г. Фродинг, Г. Драхман, Т. Линден, А. Фогаццаро, М. Валандрэ, Л. Стеккети, Э. Панцаки и некоторыми другими.
Вместе с тем Шершевская публикует там же свои "критические этюды" в прозе о творчестве поэта и короля Швеции и Норвегии Оскара II, выдающегося шведского лирика графа Сноильского, поэтессы и королевы Румынии (печаталась под псевдонимом "К.Сильва"), итальянского поэта Ф. Кавалотти, французских писателей В. Гюго и Э. Золя, поэта П. Беранже и художника Э. Делакруа, английского поэта Р. Киплинга, шотландского поэта Д. Томсона, немецких и французских поэтесс, о театрах Франции и так далее.
Одновременно Шершевская помещает две свои творческие работы и на страницах историко-литературного журнала "Исторический вестник": большой биографический очерк, посвящённый великой княгине Александре Павловне, дочери императора Павла I и любимой внучки императрицы Екатерины II, и статью о жертве террора в дни Великой Французской революции княгини Любомирской, польской аристократки.
Студенская печатается под своей девичьей фамилией вплоть до восьмого, августовского, номера "Нового журнала иностранной литературы, искусства и науки" за 1901 год, а с двенадцатого, декабрьского – под фамилией своего мужа – Студенского, за которого вышла в конце 1897 г.» [4].
Молодожёны поселились в Санкт-Петербурге по адресу Моховая ул., дом 30: «Студенскiй Алдръ Ал-еев. военн. вр. Моховая, 30. Имп. Воен.-Мед. Акад.» [6].
«В начале следующего <1898> года молодожёны, совмещая свадебное путешествие с деловой поездкой, отправляются в Париж, где живут в знаменитом Латинском квартале. Студенская слушает лекции в одном из парижских коллежей, работает с французскими и английскими газетами для своего "патрона" Булгакова, занимается в библиотеке Св. Женевьевы "основами французской литературы", получает корректуры своих произведений из Петербурга, вычитывает и правит их, беспокоится по поводу публикаций» [4].
На Моховой улице Студенские проживали до 1900 года. 22 сентября 1899 года умерла мать Евгении Михайловны, Ольга Алексеевна Шершевская [7]. Её похоронили на Смоленском православном кладбище, а дочь с мужем переселились к отцу-вдовцу Михаилу Марковичу Шершевскому на Сергиевскую ул., дом 57: «Студенская Евг. Мих. ж. дм. Сергiевская, 57» [8]. К этому времени военный врач Александр Алексеевич Студенский был уже доктором медицины.
У Студенских родилась дочь Вероника и сын Максимилиан. Видимо, в связи с этим были связаны переезды семьи – к 1902 году на Симбирскую ул., дом 45 и к 1903 году на Моховую ул., дом 37: «Студенскiй Алдръ Ал-еев. н<адворный>с<советник>., д<октор>м<едицины>., прив.-доц. Моховая, 37» [9].
К несчастью, глава семьи заболел туберкулёзом и умер в 1903 г., когда сыну Максимилиану было чуть более полугода... Похоронили доктора на Смоленском лютеранском кладбище: «Студенскiй Александръ Алексеевичъ, докторъ медицины, р. 25 октября 1870 + 20 сентября 1903 (Смоленское евангелическое кладбище)» [10]. К сожалению, его могила не сохранилась [11].
«27 января 1904 г. на рейде корейского порта Чемульпо произошло легендарное сражение бронепалубного крейсера "Варяг" и канонерской лодки "Кореец" с эскадрой из шести крейсеров и восьми миноносцев японского флота. Подвиг россиян произвёл колоссальное впечатление в России и далеко за её пределами...
Пожалуй, одним из первых на это событие откликнулся немецкий поэт Рудольф Грейнц (1866-1942), который под свежим воздействием героической гибели "Варяга" сочинил и уже 12 февраля 1904 года опубликовал на страницах десятого номера мюнхенского журнала "Юность" <"Югенд"> стихотворение "Варяг". Вскоре переводы превосходного произведения Грейнца появились практически одновременно в двух российских журналах.
Один из них под заголовком "Варяг" был напечатан в третьем, мартовском, номере научно-литературного журнала "Море и его жизнь" (цензурное разрешение от 3 апреля 1904 г.). Журнал издавался на берегах Невы, редактор-издатель Н.Н.Беклемишев. Автор этого перевода – журналист, поэт, драматург и писатель Николай Константинович Мельников (годы жизни не известны. – Г.Т.), использовавший в своем литературном творчестве псевдонимы "Сибиряк" и "Сибиряк, Н.К.". В течение длительного времени (более 90 лет) текст мельниковского перевода, который хорошо согласуется с известным ныне мелодическим напевом, не привлекал к себе внимания. Возможно, это произошло в силу специфики издания, его ориентации на определенные профессиональные, главным образом военно-морские круги российского общества. В наше время это стихотворение впервые было воспроизведено в статье "И вписаны в славы скрижали...", помещенной в первом номере историко-литературного сборника "Кают-компания" за 1997 год.
Другой вариант перевода стихотворения немецкого поэта под заголовком "Памяти "Варяга"" увидел свет в четвёртом, апрельском, номере "Нового журнала иностранной литературы, искусства и науки" (цензурное разрешение от 31 марта 1904 г.), издававшегося в Петербурге Ф.И. Булгаковым. Автором этого перевода была литератор и поэтесса Евгения Михайловна Студенская, печатавшаяся также под своей девичьей фамилией и использовавшая псевдонимы "Е.М." и "Е.М.Ш.". Перевод Студенской был напечатан на одной странице журнала вместе с оригиналом: слева – русский текст, справа – немецкий, в каждом по двадцать восемь поэтических строк» [4].
«...её перевод стихотворения австрийского – точнее, тирольского – поэта Р. Грейнца "Der "Warjag"», стал «на многие десятилетия знаменитой русской песней (две войны не способствовали желанию вспоминать, что за русским текстом стоит созданный на немецком языке оригинал). Но из всех произведений Студенской только этому была суждена подлинная слава» [5].
«Вскоре музыкант 12-го Астраханского гренадёрского полка А. Турищев написал песню-марш по тексту её перевода. Песня стала популярна в России» [12]:
Наверх, о товарищи, все по местам!
Последний парад наступает!
Врагу не сдаётся наш гордый "Варяг",
Пощады никто не желает!

В этом же 1904 году вдова Елена Михайловна Студенская с двумя малолетними детьми Вероникой и Максимилианом вышла замуж за профессора историко-филологического факультета С.-Петербургского университета Фёдора Александровича Брауна.
«Фёдор Александрович Браун (по метрическому свидетельству – Фридрих-Агафон-Марий) родился 20 июля 1862 г. в Петербурге в семье врача Мариинской больницы для бедных Александра-Вильгельма <Фёдоровича> Брауна <23.07.1830 – 19.02.1876 [13]> и его жены Доротеи-Юлии, урождённой Штейн. Их предки происходили из небольшого городка Рюдесхайм на правом берегу Рейна, расположенного в 30 километрах от Майнца» [3]. Врач Александр-Вильгельм являлся в свою очередь сыном архитектора Сената, уроженца города Бахарах (Bacharach – расположен в 19 километрах от Рюдеcхайма) Фёдора Ивановича Брауна (Friedrich Braun, 22.09.1799 – 12.04.1862 [14,15]) и его жены, уроженки Брауншвейга Луизы Туст (Louise Tust, 29.08.1806 – 24.07.1886 [11]; по данным Амбургера [15] – Фуст, по данным В.И. Саитова [13] – Луст), упокоенных на Смоленском лютеранском кладбище [11,13]. Когда умерла Доротея-Юлия Штейн, первая жена доктора Александра Брауна, он в 1866 году женился вторично на Оттилии Элеоноре Корба (Ottilie Eleonore Corbaz, 1833 – 18.12.1910 – умерла в возрасте 77 лет и 4-х месяцев) [15] – будущему профессору Фёдору Александровичу Брауну было в то время четыре года. «Среднее образование мальчик получил в Первой Санкт-Петербургской гимназии, располагавшейся недалеко от их дома, так как семья петербургских немцев жила на Кабинетной улице» [3].
19 февраля 1876 года умер отец Фёдора Александровича, действительный статский советник, доктор Александр-Вильгельм Браун – его похоронили к отцу-архитектору (мать Луиза Браун-Т(Ф)уст переживёт сына на 10 лет) [13]. Могила на Смоленском лютеранском кладбище пропала [11].
«В 1881 г. Фёдор Браун окончил гимназию с золотой медалью и поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. В университете он занимался санскритом и сравнительным языкознанием у профессора И.П. Минаева и славянской филологией у профессора И.В. Ягича, но его главным учителем стал Александр Николаевич Веселовский – основоположник знаменитой филологической школы. Под руководством Веселовского он изучал романо-германскую филологию и литературу. Написанное в конце учёбы Брауном студенческое сочинение об англосаксонской поэме "Беовульф" было удостоено золотой медали. В 1885 г. он окончил университет с дипломом кандидата, получив по всем предметам, кроме философии, отличные оценки. По рекомендации Веселовского его оставили при кафедре для подготовки к магистерским экзаменам и профессорской деятельности – аналог современной аспирантуры. Важной частью такой подготовки в то время считались заграничные командировки, дающие возможность аспирантам продолжить обучение в лучших европейских университетах. Получив осенью 1885 г. оплачиваемую командировку на два года от Петербургского университета, Ф.А. Браун отправился за границу. Он посетил Германию, Швейцарию, Францию и Англию и больше всего времени провел во Фрейбургском университете, занимаясь у лингвистов Карла Бругмана и Германа Пауля. Уже тогда стала определяться его специализация как германиста, причём особо его привлекали вопросы не строго лингвистические, а общий круг проблем, касавшихся древностей в широком понимании этого слова... По возвращении из-за границы Браун сдал магистерские экзамены и был допущен в 1888 г. к чтению лекций в качестве приват-доцента по кафедре истории западноевропейских литератур... Одновременно он был назначен лектором (преподавателем) немецкого языка, так как освободилась эта вакансия. Поскольку должность приват-доцента могла быть вообще не оплачиваемой, а жалование лектора составляло всего 1000 руб. в год, приходилось искать дополнительные заработки. В 1890-е гг. Браун много занимался преподавательской работой в различных учебных заведениях, среди которых были Александровский лицей, Николаевский сиротский институт, училище св. Екатерины, гимназия М.Н. Стоюниной и др. Он считался одним из лучших специалистов по немецкому языку в Петербурге, к нему часто обращались государственные и судебные инстанции в связи с необходимостью абсолютно точных переводов документов... В 1896 г. в Археологической комиссии освободилась должность штатного члена... и с 1 декабря этого года Ф.А. Браун стал штатным членом Императорской археологической комиссии с «оставлением в занимаемой должности» приват-доцента и лектора Петербургского университета... В конце 1890-х гг. Брауну приходилось докладывать на заседаниях комиссии о текущей реставрации Бахчисарайского дворца, крепости Алустон, осматривать раскопки Херсонеса. Директор Керченского музея К.Е. Думберг и заведующий Херсонескими раскопками К.К. Косцюшко-Валюжинич в научном отношении должны были починяться ему... 14 февраля 1900 г. Ф.А. Браун подал рапорт председателю Археологической комиссии графу А.А. Бобринскому с просьбой об увольнении от должности штатного члена комиссии, мотивируя это желанием сосредоточиться на продолжении научных работ, «требующих усиленного труда и значительной затраты времени». Этому шагу предшествовало несколько обстоятельств. Во-первых, 31 января 1900 г. была утверждена его магистерская диссертация, представленная в виде книги "Разыскания в области гото-славянских отношений. I. Готы и их соседи до V века. Первый период: Готы на Висле", опубликованной в 1899 г. в Сборнике ОРЯС Петербургской АН <ОРЯС – "Отделение русского языка и словесности Императорской Академии наук" или также II Отделение Императорской Академии наук, в 1841 – 1930-е годы занимавшееся русским языком и литературой. – Прим. авт.>. Защита открывала ему доступ к профессорской должности в университете, которую он получил в начале августа 1900 г. вместе с обязанностями секретаря историко-филологического факультета. Жалование экстраординарного профессора составляло 2000 руб. в год, что немногим уступало окладу штатного члена комиссии... Всё десятилетие, предшествовавшее мировой войне, было также временем активной и плодотворной педагогической и административной работы Ф.А. Брауна. В 1900 г. после защиты магистерской диссертации он был утверждён исполняющим должность экстраординарного профессора и избран секретарём историко-филологического факультета. В 1905 г. после частичного восстановления автономии университета Ф.А. Браун был избран деканом историко-филологического факультета, сменив на этом посту более консервативного и умеренного С.Ф. Платонова» [3].
В 1905 году семья Браунов проживала по адресу Съезжинская ул., дом 32 [16].
«Но, ещё ухаживая за первым супругом, <Евгения Михайловна> Студенская<-Шершевская-Браун> заразилась «недугом чахотки». Болезнь прогрессировала достаточно быстро, несмотря на все принятые меры, на шестимесячное лечение в санаториях Южной Саксонии Германии» [4].
Она умерла 17 мая 1906 года, когда её младшему сыну Максимилиану было всего лишь 3 года. «Письмом от 21 мая 1906 г. Браун сообщил своему коллеге Е.В. Петухову: «Я потерял жену четыре дня назад». Это произошло в доме номер тридцать по Стессельской улице Царского Села. Шершевская-Студенская-Браун прожила очень короткую жизнь – менее тридцати двух лет. В истории отечественной культуры эта талантливая петербурженка запомнилась словами только одной песни "Наверх, о товарищи, все по местам!". Но зато какой песни – широко известной, поистине всенародной, воспевающей мужество и стойкость русского народа, нашедшей живой отклик в сердцах наших воинов в тяжёлые дни Великой Отечественной войны» [4]. «...и лишь теперь, сто лет спустя, приходит время вернуться к её обширному творческому наследию: именно Студенской мы обязаны не только "Варягом", но и новым подходом к отбору переводимых авторов, когда во главу угла ставится не табель о рангах в хрестоматиях, но прежде всего художественные достоинства оригинала и возможность его русского прочтения» [5].
В 1906 году профессор Фёдор Александрович Браун был избран проректором С.-Петербургского университета. «О большой популярности его среди студентов говорит и тот факт, что на чествование Ф.А. Брауна по случаю 25-летия преподавательской деятельности в 1913 г. собралось около двух тысяч студентов. Однако в августе 1908 г. он был вынужден отказаться от высокооплачиваемой должности проректора в знак протеста против наступления министерства народного просвещения на права университетского Совета и органы студенческого представительства и самоуправления. Этому предшествовал его отказ подчиниться инструкции министерства от 5 февраля 1908 г., запрещающей деятельность Совета студенческих старост и усиливающей надзорные функции проректора по отношению к студентам. Браун посчитал эти требования, «несовместимыми с достоинством профессора» и представляющими «серьёзную опасность для академической жизни». В заседании Совета университета 28 августа 1908 г. он представил специальное заявление, в котором указал, что упразднение института старост и ограничение права Совета в лице ректора и проректора разрешать студенческие собрания «лишают меня, к сожалению, возможности оставаться впредь на проректорском посту». Совет благодарил Ф.А. Брауна за добросовестное выполнение обязанностей проректора продолжительными аплодисментами и просил остаться до начала учебного года. В итоге Браун выполнял обязанности проректора до конца октября 1908 г. В конце того же 1908 года Браун опять был избран деканом историко-филологического факультета, что являлось явной фрондой факультетской корпорации по отношению к министерству. К этому времени он уже имел чин действительного статского советника и был награждён орденами св. Владимира 4-й степени, св. Анны 2-й и 3-й степени, св. Станислава 2-й и 3-й степени. Жалованье декана с квартирными и столовыми суммами составляло 4200 руб. в год. Однако через два года Браун сложил с себя полномочия декана в связи с необходимостью продолжить большую научную работу. В марте 1910 г. при выборах ректора университета он был в списке кандидатов и получил 31 голос, но ректором был избран профессор юридического факультета Д.Д. Гримм <(1864 – 1941) выпускник гимназии К.Мая 1881 г. – Прим. авт.>, набравший 58 голосов. В январе 1912 г. профессора факультета вновь единогласно избрали Ф.А. Брауна деканом, подтвердив свой выбор на новое четырёхлетие и в 1916 г.» [3].
О личной жизни профессора указываются различные данные. В "Международном словаре-лексиконе германистов 1800-1950 гг." [17], подготовленном к печати Кристофом Кёнигом и выпущенным в Берлине в 2003 году, сказано, что Фёдор Александрович Браун первый раз женился в 1907 году на Марии В. Пушкарёвой, после её смерти в 1912 году женился на вдове Евгении М. Студенской, урождённой Шершевской, и, наконец, после её смерти женился на Августе Доротее Кавицкой (Augusta Dorothea Kawitzki, 1873 – 1953) [17]. В биографии профессора Ф.А. Брауна, подготовленной для проекта "Sächsische Biographie" ("Биографии саксонцев") в Институте Саксонской истории и этнографии в Дрездене (Institut für Sächsische Geschichte und Volkskunde e. V.), сказано, что с 1903 года профессор был женат на Августе Доротее Кавицкой (1873 – 1953) [18].
На самом деле в источнике [17] ввиду отсутствия точных дат смерти перепутаны первый и второй браки профессора: первый брак у него был с Евгенией Михайловной Студенской, а после её смерти (наступившей в 1906 году) он женился вторично на Марии Владимировне Пушкарёвой – по всей видимости, двоюродной сестре покойной жены: мама Евгении Михайловны Студенской-Шершевской, Ольга Алексеевна Шершевская, была урождённая Пушкарёва. Это зафиксировано и в Фонде-картотеке проф. Э.Н. Амбургера [15].
До 1904 года профессор Браун проживал по адресу Б. Гребецкая, дом 25 [19], после чего до 1907 года – на Съезжинской ул., дом 32, далее – на Каменноостровском пр., дом 24, а с 1908 года – на Васильевском Острове сначала по адресу Университетская наб., дом 7, а далее до 1912 года – по адресу «Волховской пер., 5» [19]. По этому же адресу проживала и жена действительного статского советника (Фёдор Александрович Браун стал действительным статским советником с 1 января 1908 года [3,15]) Мария Владимировна Браун – по всей видимости урождённая Пушкарёва, исчезнувшая из Адресных книг в 1914 году. В 1913 году семья переехала, и адрес профессора «Феодора Александровича Брауна» гласил: «В.О., Большой пр., 56» [19].
16 апреля 1913 года умерла и вторая жена профессора, Мария Владимировна Браун [15], а осенью этого года десятилетнего Максимилиана отдали в первый класс Реального училища Карла Мая [20]: «Браун Максимилиан Фёдорович, 06.02.1903 года, сын Действительного Статского Советника (отец Александр Студенский). В 1912 году вместе с сестрой Вероникой усыновлён профессором Санкт-Петербургского Университета Действительным Статским Советником Браун Фёдором Александровичем» [20]. По всей видимости, перед поступлением в школу потребовалась ясность с отчествами и фамилией детей ...
В третий раз Ф.А. Браун женился на Августе Доротее Кавицкой (1873 – 1953) [15,17].
В 1915 году адрес семья проживала по адресу «В.О., 2-я линия, д. 21», по данным на 1916 и 1917 гг. – «В.О., 10-я линия, д. 29» [19].
Максимилиан проучился в стенах Школы до 1920 года, закончив девять классов уже советской школы. Несмотря на тревожное время, состав учеников был необыкновенно интересен. Одновременно с Максимилианом в школе учились будущие: театральный художник Николай Александрович Бенуа (1901 – 1988); геолог, профессор Виталий Владимирович Доливо-Добровольский (1902 – 1971); д.т.н. Фридрих Фридрихович Дидерихс (1902 – ?); художник, герпетолог Борис Владимирович Пестинский (1901 – 1943); библиограф Владимир Сергеевич Люблинский (1903 – 1968); филолог, доктор филологических наук Лев Борисович Модзалевский (1902 – 1948); палеонтолог, академик АН Бел. ССР Александр Васильевич Фурсенко (1903 – 1975); историк, профессор Павел Павлович Щеголев (1903 – 1936); гидротехник Мордовин Георгий Порфирьевич (1901 – ?) и другие [24].
Среднее образование Максимилиан завершил в Дерпте (совр. Тарту) [1], куда семья переехала перед длительной командировкой профессора Ф.А. Брауна в Германию: «В марте 1920 г. Ф.А. Браун, получив командировку от Петроградского университета, уезжает в Германию для научной работы и лечения (он смолоду страдал болезнью горла). Там Браун принял предложение Лейпцигского университета прочесть курс лекций по германским древностям. В последующие два года Лейпцигский университет удостоил Брауна степени доктора философии и избрал профессором. Несмотря на это, в его письмах в Петроград начала 1920-х гг. всё время звучали мотивы возвращения: "Тоска по близким людям и родным местам растёт, несмотря на привольное житьё здесь по сравнению с жизнью в Питере. <...> Стараюсь не терять связь, чтобы иметь возможность вернуться, как только смогу"» [3].
В "Международном словаре-лексиконе германистов 1800-1950 гг." [17] сказано, что благодаря посредничеству Наркома просвещения А.В. Луначарского, Фёдор Александрович Браун в 1920 году получил визу для пребывания заграницей с целью исследований и через Эстонию выехал для этого в Германию – и не вернулся [17].
Максимилиан Фёдорович Браун после получения аттестата зрелости в Дерпте «продолжил образование в тамошней <Эстонской> Академии художеств» [1], которая была создана в Таллинне в 1914 году [21]. Но позже он уехал к отцу в Лейпциг, продолжая уже там изучать историю искусства и психологию. В 1926 году сменил предмет изучения и начал изучать филологию балтов и славян, а также историю Восточной Европы [1].
Обстановка в его семье в это время была следующей. «В январе 1927 г. по представлению С.Ф. Платонова, И.Ю. Крачковского и С.Ф. Ольденбурга <его приёмный отец> Ф.А. Браун был избран членом-корреспондентом АН СССР. Это были последние свободные выборы в Академию, проводившиеся ещё по дореволюционному уставу. Этим званием профессор Лейпцигского университета очень гордился и неоднократно выступал в качестве официального представителя Академии на различных мероприятиях, например, таких как Филологический съезд в Геттингене в 1927 г. или столетний юбилей Германского археологического института в 1928 г. В гостях у него бывали многие русские учёные, как эмигранты, так и приезжавшие из СССР. Только в конце июня и июле 1927 г. <Ф.А.> Брауна посетили Г.В. Вернадский, А.А. Васильев, В.М. Жирмунский с женой, Л.В. Щерба, В.Н. Бенешевич, А.А. Смирнов.
Также <Ф.А.> Браун просил Платонова <Сергей Фёдорович Платонов (1860-1933) – историк, член-корреспондент Петербургской академии наук по Историко-филологическому отделению, действительный член Российской академии наук [22]> прислать ему подробную карту Крыма. Эта просьба, как и многие другие места в письмах, была подчёркнута красным карандашом чекистов. А вскоре она станет одним из пунктов обвинения С.Ф. Платонову, арестованному в ночь на 12 января 1930 г. Следователи обвиняли его в связи с германской разведкой, в частности в передаче ей «секретных» карт Крыма, купленных в обычном магазине. После этих трагических событий связи Ф.А. Брауна с советскими учёными обрываются, хотя он продолжал числиться ещё и в 1930 г. в печатных списках АН СССР, а официального постановления об его исключении из Академии принято так и не было» [3].
Максимилиан Фёдорович Браун в 1930 году получил учёную степень кандидата наук, защитившись под руководством Рейнгольда Траутмана (Reinhold Trautmann, 1883-1951), а в 1934 году защитил докторскую диссертацию на тему "Начало европеизации в художественной литературе мусульманских славян в Боснии и Герцеговине" ("Die Anfange der Europäisierung im Kunstschrifttum der moslimischen Slaven in Bosnien und Herzegowina"). С 1932 по 1936 гг. служил ассистентом, приват-доцентом и преподавателем в университете Лейпцига, где преподавал и его отец [1]. В 1936 году перешёл преподавателем в университет Гёттингена, где вёл семинар по сравнительному языкознанию и где также преподавал во время Третьего Рейха. В 1941 году был призван в Вермахт и руководил отделением русского языка в переводческой миссии.
Сведения о жизни приёмного отца Максимилиана, Ф.А. Брауна, после 1932 года очень скудны. После выхода профессора в отставку по возрасту осенью 1932 года «известно, что ещё до конца летнего семестра 1933 г. он продолжал вести занятия в Лейпцигском университете, хотя после прихода к власти нацистов происходит переориентация кафедры и института на изучение Юго-Восточной Европы. Можно только догадываться, что пережил при установившемся в Германии гитлеровском режиме, учёный, большая часть жизни которого прошла в России, в Петербурге, вся научная деятельность которого была посвящена теме германо-славянских контактов. Немецкие источники приводят сведения, что из-за своей принадлежности к АН СССР Ф.А. Браун в 1937 г. даже попал в поле зрения тайной политической полиции – гестапо. Умер Фёдор Александрович Браун в Лейпциге в разгар Второй мировой войны 14 июня 1942 г., не дожив немногим более месяца до своего 80-летнего юбилея. Похоронили его на Южном кладбище Лейпцига. Короткие некрологи появились только в издании Шведской Академии наук, членом которой он являлся с 1920 г. (Arne, 1942) и в издаваемой на русском языке в Берлине эмигрантской газете «Новое слово» (Некролог, 1942) <[25]>. В СССР по понятным причинам его смерть прошла незамеченной» [3]. Его жена, Августа Доротея (ур. Кавицкая), пережила его на 11 лет и умерла в 1953 году [17,18].
В 1942 году, в год смерти Ф.А. Брауна, Максимилиан Фёдорович Браун был назначен заведующим кафедрой славистики в университете Познань, однако, эту должность так и не занял. Когда в зимний семестр 1945-1946 гг. вновь возобновил свою работу Геттингенский университет, М.Ф. Браун приступил к преподавательской деятельности. В 1948 году в университете была создана кафедра славистики, которую он возглавлял с 1949 года до своего ухода на пенсию в 1968 году. В 1955 году в качестве переводчика сопровождал в Москву первого федерального канцлера ФРГ Конрада Аденауэра (Konrad Hermann Joseph Adenauer, 1876-1967), который вёл переговоры об освобождении немецких военнопленных. В 1958 году в Москве Максимилиан Фёдорович был первым немецким представителем в комиссии по истории славистики при Международном комитете славистов (МКС), основанном «в Югославии (Белград, 1955)» [23]. Комиссия была создана с целью восстановления и продолжения прервавшихся международных связей среди учёных-славистов и возрождения традиций «1-го Международного конгресса славистов-филологов, который состоялся в Праге в 1929 году» [23]. В сентябре 1958 года, впервые после долгого перерыва, Максимилиан Браун посетил Россию как участник первого послевоенного Международного съезда славистов в Москве. В работе этого съезда принимали участие ещё два знаменитых питомца школы Карла Мая – учёный-этимолог, иностранный член АН СССР Макс Фасмер (1886 – 1962) и учёный-литературовед, историк культуры академик АН СССР Дмитрий Сергеевич Лихачёв (1906 – 1999) [26]. Вполне вероятно, что в кулуарах съезда три «майских жука» вспоминали и о своей альма-матер...

Максимилиан Браун умер 17 июля 1984 года и был похоронен в Гёттингене [1].

Список трудов М.Ф. Брауна приводится по данным [1]:
- Kosovo, die Schlacht auf dem Amselfelde in geschichtlicher und epischer Überlieferung. Leipzig: Markert & Petters 1937. (Slavisch-baltische Quellen und Forschungen. 8.)
-Der Aufstieg Russlands vom Wikingerstaat zur europäischen Grossmacht (1000-1700). Leipzig: Hiersemann 1940.
-Die Slawen auf dem Balkan bis zur Befreiung von der türkischen Herrschaft. Leipzig: Koehler & Amelang 1941.
-Grundzüge der slawischen Sprachen. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht [1947].
-Russische Dichtung im 19. Jahrhundert. 2. verb. Aufl. Heidelberg: Winter 1952.
-Der Kampf um die Wirklichkeit in der russischen Literatur. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht [1958]. (Kleine Vandenhoeck Reihe. 57.)
- N. W. Gogol. Eine literarische Biographie. München: Trofenik 1973. (Slavische Biographien. 1.)
- Dostojewskij. Das Gesamtwerk als Vielfalt u. Einheit. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht 1976.
- Tolstoi. Eine literarische Biographie. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht 1978.
- Deutsch-russisches phraseologisches Wörterbuch. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht [1958].
- Langenscheidts Taschenwörterbuch der russischen und deutschen Sprache. Neubearbeitung von Maximilian Braun. Berlin : Langenscheidt 1975.
- Evgenij Onegin. Russisch - deutsche Parallelausgabe in der Prosaübersetzung von Maximilian Braun. Hrsg. von Vasilij Blok u. Walter Kroll. Kommentare u. Auswahlbibliographie. 2. Auflage. Göttingen 1996.
- Lebensbeschreibung des Despoten Stefan Lazarević von Konstantin dem Philosophen. Im Auszug hrsg. u. übers. von Maximilian Braun. Wiesbaden, Mouton 1956.

Источники:
1. https://de.wikipedia.org/wiki/Maximilian_Braun_(Slawist)
2. https://de.wikipedia.org/wiki/Friedrich_Braun_(Germanist)
3. И.Л. Тихонов "Ф.А. Браун – профессор, декан, проректор Санкт-Петербургского университета". Журнал "Клио", СПб., № 8 (116) 2016 г., стр. 72-83 – http://history.museums.spbu.ru/images/Tikhonov.pdf
4. Г. Таракановский "Наверх, о товарищи, все по местам!" // «КОРТИК. Флот. История. Люди». 2004. Вып. 3. С. 92-96 – http://tsushima.su/RU/libru/i/Page_7/page_18/page_19/page_27/page_27_001/
5. http://az.lib.ru/s/studenskaja_e_m/text_0030.shtml
6. «Весь Петербург на 1898 год», СПб., 1898 г., стр. 507
7. В.И. Саитов «Петербургский некрополь», СПБ., 1913 г., том IV, стр. 536
8. «Весь Петербург на 1900 год», СПБ., 1900 г., стр. 553
9. «Весь Петербург на 1903 год», СПб., 1903 г., стр. 636  
10. В.И. Саитов «Петербургский некрополь», СПб., 1913 г., том IV, стр. 190   
11. Robert Leinonen / Erika Voigt "Deutsche in St. Petersburg. Ein Blick auf den Deutschen evangelisch-lutherischen Smolenski-Friedhof und in die europäische Kulturgeschichte", Verlag Nordostdeutsches Kulturwerk, Lüneburg 1998, Band I  ISBN 3-932267-04-4, Band II  ISBN 3-932267-14-1. (Роберт Лейнонен / Эрика Фогт "Немцы в Ст. Петербурге. Смоленское лютеранское кладбище в истории культуры". Издательство Nordostdeutsches Kulturwerk, Люнебург, 1998 г.);
12. https://ru.wikipedia.org/wiki/Студенская,_Евгения_Михайловна
13. В.И. Саитов "Петербургский некрополь", СПб., 1912 г., т. I, стр. 285-286;
14. https://ru.wikipedia.org/wiki/Браун,_Фёдор_Иванович
15. Фонд проф. Э.Н. Амбургера:
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=52646 – профессор Фёдор Александрович Браун;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=58377 – доктор Александр-Вильгельм Браун;
http://dokumente.ios-regensburg.de/amburger/index.php?id=11612 – архитектор Фёдор Браун;
16. «Весь Петербург на 1905 год», СПб., 1905 г., стр. 77 – https://vivaldi.nlr.ru/bx000020041/view#page=889
17. "Internationales Germanistenlexikon 1800-1950". Herausgegeben und eingeleitet von Christoph König. Band 1, A-G, Verlag Walter de Gruyter, Berlin, New York. 2003. ISBN 3-11-015485-4. S. 262-264 ("Интернациональный лексикон германистов 1800-1950 гг.". Подготовлено и написано предисловие Кристофом Кёнигом. Том I, A-G. 
18. Volker Hölzer "Braun Friedrich (Fëdor Aleksandrovič) Germanist, Historiker"
 – http://saebi.isgv.de/biografie/Friedrich_Braun_(1862-1942)
19. "Весь Петербург на 1900 г.", СПб., 1900 г., стр. 71; 1903 г., стр. 79; 1904 г., стр. 77; 1905 г., стр. 77; 1907 г., стр. 84; 1908 г., стр. 90; 1909 г., стр. 92; 1910 г., стр. 101; 1913 г., стр. 72;
20. ЦГИА СПб., Фонд 144, оп. 2, дело 128;
21. https://ru.wikipedia.org/wiki/Эстонская_академия_художеств
22. https://ru.wikipedia.org/wiki/Платонов,_Сергей_Фёдорович
23. https://ru.wikipedia.org/wiki/Международный_комитет_славистов
24. Н.В.Благово. Школа на Васильевском острове. Ч.1.СПб., Наука, 2005
25. Незабытые могилы. Российское зарубежье: Некрологи 1917—1997: В 6 т./ Сост. В.Н. Чуваков. М.: Пашков дом, 1999. Т. 1. С. 404;
26. М.Т. Валиев. Братья Фасмеры // Выходцы из Германии и их российские потомки: конференция посвящ. памяти проф. Э. Амбургера. РНБ, РГО, Ген. Консульство ФРГ в СПб. – СПб. Президентская библ., 2015. – С.113–126.


Информационную страницу подготовили И.Л. Лейнонен © (Лауша, Германия) и М.Т. Валиев © (С.-Петербург).
03.02.2018

При использовании материалов ссылка на статью обязательна в виде: «М.Т. Валиев, И.Л. Лейнонен. Биографическая страничка: Максимилиана Фёдоровича Брауна – URL: http://www.kmay.ru/sample_pers.phtml?n=360 (дата обращения)»  






Дополнительные материалы:


Фотолетопись:


16.02 День рождения выпускника нашей школы, чл.кор. РАН А.А.Максимова

23.02 День рождения выпускника нашей школы, чл.кор. АН СССР Я.И.Френкеля

04.03 День рождения бывшего ученика нашей школы, вице-адмирала Николая Романовича Греве

11.03 День рождения выпускника нашей школы, архитектора Виктора Федоровича Габерцетеля

12.03 День рождения выпускника нашей школы, известного учёного-этимолога, иностранного члена АН СССР, Макса Фасмера

18.03

День рождения бывшего учителя физкультуры, Засл. учителя РСФСР Г.И.Девицкого 




























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей