Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





5.11.2018
На сайте выставлены биографические странички участников Великой Отечественной войны:
Алексея Ильмаровича Соэра, учившегося в 6САШ в 1938-1940 гг.
- подполковника Валерия Александровича Габруха, учившегося в 6САШ в 1939-1941 гг.
- лейтенанта Владимира Борисовича Полянского, учившгося в 6 САШ в 1940 г.
- ефрейтора Аркадия Васильевича Голополосова, учившегося в 6 САШ в 1940 г.






Мария Иринарховна Лопырёва
(ур. Половинкина)

25.02.1894 – после 1967

учитель географии, обществоведения и истории

завуч

кавалер Ордена Ленина (1949) 

работала в нашей школе
в 1919 – 1927 г.г. и в 1944? – 1958 г.г.




..



















Мария Иринарховна Половинкина родилась в Санкт-Петербурге 25 февраля 1894 года в семье преподавателя, магистра славянской филологии, директора ряда петербургских гимназий Иринарха Николаевича Половинкина (1864-1914).
Иринарх Николаевич Половинкин в 1889 г. окончил ист. – филологический факультет С.–Петербурского университета. В качестве приват - доцента читал лекции в университете по сербскому языку и поэзии (1901), затем преподавал русский язык и словесность в Учительском инститте. В последние годы жизни читал в петербургских гимназиях лекции по славянскому языкознанию. Основные работы Иринарха Николаевича по славяноведению помещены в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона [1].
Кроме Марии в семье Половинкиных росли две её младших сестры - Юлия Иринарховна (13.(15).07.1895—29.1.1974) и Людмила Иринарховна (1901 – ?).
Юлия Иринарховна Половинкина (в замужестве Голубятникова) – профессор, доктор геол.-мин. наук стала известным российским геологом, крупнейшим специалистом в области геологии и петрологии Украинского щита. Участвовала в работе семи Международных Геологических конгрессов (XVII–XXIII МГК), избиралась депутатом Ленсовета I и II созывов.
Людмила Иринарховна (1901 – ?), в будущем библиограф в государственном Гидрологическом институте, была арестована 26 июля 1930 г. и осуждена на три года лагерей. Дальнейшая судьба неизвестна. [2]
Мария Иринарховна окончила женскую гимназию Э. П. Шаффе и словесно-исторический факультет Женского педагогического института. В первый раз в нашу школу пришла в 1919 г. как учитель географии и обществоведения и оставалась на этой должности до 1927 г. Неоднократно упоминается в воспоминаниях учеников этого периода (см. ниже) [3,4] .
Перед войной Мария Иринарховна вышла замуж и сменила фамилию на Лопырёва, но детей в этом браке не было. В годы блокады работала в школе № 240. В тяжёлое военное время потеряла мать и мужа.
В 1944 г. Мария Иринарховна вернулась в нашу школу уже в качестве заведующей учебной части [4]. В 1949 г. за безупречную и многолетнюю работу была награждена орденом Ленина. Работала в школе вплоть до выхода на пенсию в 1958 г. Но и на отдыхе не забывала о своей школе – принимала участие в общественной жизни школы, в 1962 г. на встрече выпускников рассказывала об истории создания школьной комсомольской организации, в 1963 г. выступила с одобрением идеи возрождения традиции ежегодных встреч воспитанников школы [3].

В памяти многих выпускников школы Мария Иринарховна осталась как строгий и знающий педагог, о чем свидетельствуют многочисленные воспоминания бывших учеников, приведённые ниже. С целью передачи атмосферы школы мы приводим тексты воспоминаний о других учителях и руководителях школы.
Нина Евгеньевна Чернышёва (ур. Митропольская, 1912 – 2003, ученица 1921-1928 г.г.). Под знаком ионической капители [3, С.98-107].
«…
В 1982 г. на столетнем юбилее геологической службы мне пришлось общаться с космонавтом Г. М. Гречко, приезжавшим в Ленинград поздравить геологов с праздником. Оказалось, что он учился в 1948 г. в нашей школе. Мы поделились воспоминаниями: я — о кабинете естествознания, а он — о физическом кабинете, из которого он таскал телескоп на крышу для наблюдений. При беседе с Г. М. Гречко, окончившим школу на 21 год позднее меня, выяснилось, что из наших учителей в его время осталась только Мария Иринарховна Половинкина, преподававшая в моё время географию».

Анастасия Михайловна Семенова-Тян-Шанская. (1913 – 1992, ученица 1924-1927 г.г.) [4].
«Начиная с класса «Д», т.е. с 5 класса, наша жизнь стала сложнее. Пришли новые преподаватели: литературу стал преподавать Вениамин Аполлонович Краснов, математику — Т.Н.Костылева (о которой пели песенку: «Что за тучная корова? Это Таня Костылева»), а обществоведение — Мария Иринарховна Половинкина.
Истории, как таковой, вообще в школьных программах не было. Исторические сведения мы черпали из рассказов родственников, из романов Вальтера Скотта, исторических повестей и романов: «Сын гетмана», «Богдан Хмельницкий» Роговой. Из произведений А.К.Толстого: «Князь Серебряный», трилогии «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Феодор Иоаннович», «Борис Годунов». Некоторые ученики (и я в том числе) — также по «Истории государства Российского» того же Алексея Толстого. Но о том, что читали эту шуточную поэму и знали ее наизусть, не говорили.
На уроках обществоведения у Марии Иринарховны, которая должна была бы, по идее, дать нам общее представление об истории, был введен новый метод — «Дальтон-план». Класс был разбит на группы-бригады по 5-6 человек. Члены их садились на уроках Марии Иринарховны рядом и читали шепотом очередной абзац из учебника обществоведения: считалось, что обсуждали его между собой. Мария Иринарховна сидела за столом строгая, надменная и неподвижная, ничего не рассказывала и ждала, чтобы к ней подошел кто-либо из какой-нибудь бригады и попросил объяснить то, что в заданном параграфе бригада не понимает. Тогда Мария Иринарховна шла к этой непонимающей группе учеников, садилась рядом с ними за парту и также шепотом объясняла то, что они не понимали. Для того, чтобы показать свою «активность», надо было обязательно что-нибудь «не понять». Чтобы не было потом лишней волокиты с отметками.
Основой курса обществоведения было «революционное движение в мировом масштабе». Но более скучного, тягучего, неинтересного предмета, по моим тогдашним понятиям, на свете не было. Запомнились почему-то чартизм в Англии и Морозовская стачка в Иванове. Больше от уроков обществоведения у Марии Иринарховны я ничего не получила.
Краткий курс истории гимнастики (не то в 5-м, не то в 6-м классе) нам блестяще прочел Ростислав Васильевич — любимый Ростя. Читал он этот курс вдохновенно, торопясь, картавя, но по мыслям, по изложению фактов — замечательно. Спарта, Олимпийские игры, боевая подготовка римских легионеров и средневековые ристалища оживали на его уроках. Впервые от него услышала я о Яне Гусе, о Коменском — речь шла о педагогических учебных заведениях Средневековья, о необходимости физических упражнений и о спортивной подготовке во всех странах и в разные эпохи, о спортивных обществах за границей и у нас в России. Вместе с историей гимнастики в изложении Ростислава Васильевича проходила, по существу, и история педагогики. И сохранившаяся у меня тетрадка с записями его уроков-лекций помогла мне во многом в Университете, где педагогику нам читал какой-то крайне бездарный лектор».

Борис Фёдорович Янус (1913 – 2003, ученик 1924 -1929 г.г.) Воспоминания старого «майского жука» [3, С.106-127].
«… Историю преподавала, сухо и скучно, Мария Иринарховна Половинкина. Она же исполняла обязанности завуча. По этому предмету мы учили только факты, никаких учебников или хронологических таблиц не было. После революции превосходный кабинет истории разгромили, однако там каким-то чудом, в углу, уцелела кольчуга, которую мы очень любили примерять, удивляясь тому, что она такая тяжелая, не понимая, как в таких доспехах можно было ещё орудовать мечом и копьём. После ухода М. И. Половинкиной эти уроки стала вести ярая, фанатичная коммунистка Вера Яковлевна Рабинович. Она была неплохо сложена, выглядела вполне прилично, не носила никаких украшений, хорошо преподавала, говорила правильным русским языком, но являлась ярко выраженным носителем идей новой эпохи, излагала предмет с идеологическими убеждениями, заражая этим и нас. На её «счастье», на западе как раз и случился кризис. Мы смотрим, действительно, всё по Марксу, всё правильно — у них кризис, у нас пятилетки, строительство социализма. А Митя Аннин, самый умный в нашем классе, говорил нам: «Строим, строим, а что толку?»
Георгий Иванович Петрашень (1914 – 2004, ученик 1924 -1929 г.г.). Школьные годы в бывшей гимназии К. И. Мая 1924–1929 [3, С.144-158].
«…Конечно, хорошо помню милую Эрику Николаевну Габлер — преподавательницу немецкого языка. Помню и Марию Иринарховну Половинкину, которую тогда мы побаивались по политическим соображениям (и, как это выяснилось уже после войны, совсем напрасно). Помню милую Елизавету Николаевну Харламову, владелицу роскошного класса рисования с амфитеатром и со специальными качающимися досками для рисунков.
С удовольствием вспоминаю я и о нашем географе Николае Сергеевиче Кобозеве, несомненно, очень талантливом человеке, по-видимому, много путешествовавшим (а где и когда — не помню). Он с увлечением рассказывал нам о различных географических коллизиях и открытиях, причем однажды (к слову) выразился так: «Я высказал эту гипотезу, а другой учёный потом её опроверг». Эта фраза вызвала горячие споры на перемене. «Ага, — сказал Дима Фридрихсберг, — другой ученый? Значит, и он тоже учёный. Ведь так?» — закончил он то ли с сомнением, то ли с осуждением в «нескромности» нашего учителя. Ведь понятие «учёный» означало для нас тогда «нечто недостижимо-высокое», о чём можно было только мечтать…
Мысленным взором я отчетливо вижу и талантливую нашу учительницу пения Елизавету Михайловну Трофимову, кружок пения которой я с удовольствием посещал в 1925 м и 1926 м г.» Анатолий Мефодьевич Райтаровский (1937 г.р., ученик 1950 -1953 г.г.). Скульптуризация всего десятого «б». [3, С.366-368].
«… Завершение общего среднего осуществлялось в мужской средней школе № 5 на 14 й линии Васильевского острова, дом 39.
Первое же посещение школы ошарашило. Величественная лестница, на площадке которой встречала утром учеников, подобно жрице, завуч Мария Иринарховна Лопырёва, предметные кабинеты: физики, с электрическими приборами начала века, химии, биологии — со скелетом в шкафу. Причем это были аудитории-амфитеатры. В школе-то. А на площадках этажей висели доски с именами выпускников-медалистов. Почёт — старикам, пример — грядущим выпускникам. Потом почти четверть века и наши с братцем имена стимулировали подрастающие поколения, пока не сгинули в результате ремонта, пожара и прочих катаклизмов, предтеч будущих реформ.
Словом, не потребовалось долгих размышлений, чтобы понять: в школе до 1917 года была гимназия. Но какая — никто понятия не имел. Наверное, с понятием были пожилые учителя, например, Татьяна Михайловна Дариенко, преподававшая русский язык и литературу, или «химичка» Анна Яковлевна Мыльникова. Они и одевались, как гимназические преподавательницы в фильмах про дореволюционную жизнь: тёмно-синие юбки и блузы с белыми воротничками и шнурками, повязанными бантиками на шее. И манеры у них были непривычные, строгие и доброжелательные, в них одновременно присутствовали чувство собственного достоинства и уважение к личности ученика. Хотя, честно признать, поводов к этому мы давали не так уж много…»
Виктор Павлович Прокопьев (1937 г.р., ученик 1945 -1955 г.г.), Виктор Васильевич Беломорец (1931 г.р. ученик 1946 -1949 г.г.). Глазами друзей. [3, С.368-391].

«…Любимыми местами многих, и для меня тоже, стали спортзал в самом низу школы и прекраснейшая, богатейшая библиотека — не буду греха таить, подолгу сидел в ней, когда получал двойки, — книги успокаивали перед уходом домой… Но двойки были редки, очень редки, а в читальном зале я бывал часто: на полках есть всё-всё! От занимательного Перельмана до Брэма и Брокгауза с Эфроном. Библиотекарша, худенькая брюнетка с большими чёрными глазами на бледном лице, всегда в чёрной кофте с белыми кружевами вокруг шеи — почти такая униформа была у многих преподавательниц — выдавала мне дореволюционного Жюль Верна со множеством картинок. Увы, как я ни пытаюсь вспомнить имя библиотекарши — не могу, но образ тихой, чрезвычайно интеллигентной и будто постоянно чего-то опасавшейся, незащищённой, несчастной женщины остался в памяти и у меня, и у моих друзей.
Совсем иначе, хотя и в той же униформе, выглядела завуч школы, Мария Иринарховна Лопырёва. В летах, среднего роста, с удивительно прямой фигурой и гордо сидящей головой с аккуратной причёской седых волос, она встречала нас перед библиотекой, скрестив руки на белых кружевах строгой чёрной блузки. Говорила она редко. Достаточно встретить её спокойный, проницательный взгляд, чтобы сразу определиться, кто ты, где ты и, главное, каким ты должен быть! Друг мой Алик оставил в записках замечательное наблюдение даже и о голосе Марии Иринарховны — «хрипловатый, но чёткий удивительно, такой голос хорош был бы для джазовой певицы» — ай да Олежка, знала бы завуч твои предположения!»
Дина Львовна Соркина (учитель 5 средней школы в 1953 - ? г.г.) Памятные годы. [3, С.391-397].
«Порог Пятой мужской средней школы я переступила в конце сентября 1953 г. Было мне в ту пору 30 лет. Я окончила филологический факультет и аспирантуру Ленинградского университета, пережила блокаду (награждена медалью «За оборону Ленинграда») и отработала пять лет старшим преподавателем педагогического института в г. Могилёв. В 1953 г. вернулась в Ленинград. Стали передо мной две проблемы: прописка и работа. Были они сложны и труднореализуемы. Устроиться на работу мне помогла лаборантка кафедры литературы филологического факультета, которая была ученицей Лидии Александровны Соколовой, в ту пору инспектора ГОРОНО. Лидия Александровна провела со мной беседу и направила в Пятую школу, которая, как ей было известно, остро нуждалась в учителе литературы. Она разрешила мне сослаться на неё, когда буду беседовать с директором.
Степан Иванович Пашков, занимавший эту должность, сразу спросил меня, откуда мне стало известно, что школе нужен учитель русского языка. Когда я назвала имя Л. А. Соколовой, он, не посмотрев ни одного моего документа, предложил завтра же выйти на работу. «Завтра» была суббота, и я попросила разрешения приступить к работе в понедельник. Завуч школы Мария Иринарховна Лопырёва сообщила, что мне предстоит работать в трёх десятых и одном девятом кассах. Так, можно сказать, «по блату» я стала учителем литературы пятой школы и проработала в ней пять лет.
Сразу скажу, что очень понравилось мне нестандартное здание и столь же нестандартные интерьеры. Приятно было работать в больших светлых классах с застеклёнными дверями, выводившими в широкие светлые коридоры, теперь бы их назвали холлами. Я не сразу узнала, что школа унаследовала здание гимназии Карла Мая. Об этом дореволюционном прошлом её не принято было говорить, тем более чему-то поучиться. Как много потеряла она из-за этого, стало особенно очевидно после появления блестящей книги «Школа на Васильевском острове». Понравился мне и коллектив учителей. Он был довольно обширным, преимущественно женским и разновозрастным. Встретили меня приветливо. Конфликты и склоки в коллективе не запомнились, думаю, потому, что их не было.
Директор С. И. Пашков уступал К. Маю и как руководитель, и как человек, но надо сказать, что работать ему пришлось в трудные годы, требования к директору были весьма строгими, и выполнять их нужно было беспрекословно. Но в школе Степан Иванович проводил много времени, за школу болел, страха ни учителям, ни ученикам не внушал. Педагогические советы проходили спокойно. Пожалуй, главной его заботой была успеваемость. Низкий её процент мог лишить его директорского места. Мы, учителя, старались его не подводить, проводили дополнительные занятия с отстающими учениками и старались двоек не ставить».

Источники:
1.Иринарх Николаевич Половинкин 
2.Людмила Иринарховна Половинкина
3. Н.В.Благово. Школа на Васильевском острове. Ч.2.СПб., Наука, 2009 
4. ОА КНО СПб и ЛО. Ф. 23, оп. 2, д. 12
5. А.М. Семенова-Тян-Шанская. Записки о пережитом. Сост. М.А.Семенов-Тян-Шанский и А.Ю.Заднепровская], СПб.: Изд-во ООО «Анатолия», 2013.

Благодарим Елену Николаевну Груздеву (СПб ФА РАН) за действенную помощь при составлении биографической странички.


Биографическую страницу подготовил М.Т.Валиев © (С.-Петербург).
20.03.2018



Дополнительные материалы:


Фотолетопись:


10.11 29 октября 1820 г. по старому стилю - День рождения основателя нашей школы Карла Ивановича Мая

12.11 День рождения исследователя Арктики, д.геогр.наук, почетного полярника, 

28.11 День рождения бывшего ученика нашей школы, академика АН СССР, Дмитрия Сергеевича Лихачёва

04.12 День рождения бывшего ученика и педагога нашей школы, чл.-корр. СПб АН, О.Д.Хвольсона.

09.12 День рождения выпускника нашей школы, революционера, члена ЦК партии меньшевиков А.Э.Дюбуа

12.12 30 ноября по старому стилю - День рождения выпускника нашей школы, русского художника К.А.Сомова


























2009-2011 © Разработка сайта: Яцеленко Алексей