Главная     История     Персоны     Фотолетопись     Публикации     Новости     Музей     Гостевая книга     Контакты

Персоны

Ученики. Годы учёбы
1856-1918     1918-1937     1937-1944     1944-2009    
Педагоги. Годы работы
1856-1918     1918-1937    
1937-1944     1944-2006    



Периоды:





19.4.2021
На сайте размещены биографические странички участниц Великой Отечественной войны: Екатерины Николаевны Миллер (в зам. Дарсавелидзе), Киры Михайловны Сарычевой, Нины Алексеевны Фафакиной
19.4.2021
На сайте размещена биографическая страничка д.м.н., профессора, участника Великой Отечественной войны Теодора Яковлевича Хвилицкого, учившегося в нашей школе в 1918-1919 гг.
14.4.2021
На сайте размещены биографические странички: землемера Виктора Владимировича Баумана, учившегося в РУ К.Мая в 1917-1918 гг., механика Сигизмунда Францевича Литвиновича, художника-графика Алексея Алексеевича Ушина, учившегося в нашей школе в 1918-1919 г.
13.4.2021
13 апреля 2021 г. в 10 ч. 30 мин. в помещении Музея истории школы К.Мая состоялось ТОРЖЕСТВЕННОЕ ОТКРЫТИЕ МЕМОРИАЛЬНОЙ ДОСКИ, ПОСВЯЩЁННОЙ БЫВШЕМУ УЧЕНИКУ ШКОЛЫ К. МАЯ, ПОЧЁТНОМУ ГРАЖДАНИНУ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА АКАДЕМИКУ Д.С.ЛИХАЧЁВУ




Чернавин Владимир Вячеславович


Владимир Вячеславович Чернавин

17.07.1887 – 01.04.1949

ученый-ихтиолог

учился в Реальном училище
К.Мая в 1900–1905 гг.


Владимир Вячеславович родился в Туле (по другой версии – в Царском Селе) 17 июля 1887 г. [1] в дворянской семье  Вячеслава Владимировича Чернавина (1862–1902?) и Екатерины Александровны Чернавиной (ур. Боярской, 1864–1941).
Отец Владимира – Заведующий делами Их Императорских Высочеств Вел. Князей Кирилла, Бориса и Андрея Владимировичей. Мать – Екатерина Александровна Чернавина – дочь адмирала флота Александра Корнеевича Боярского (1833–1917). Семьи Чернавиных и Боярских были связаны многочисленными родственными линиями. Следует отметить, что в школе К. Мая учились двоюродные брат и сестры Владимира – Кирилл (1907–1978), Ольга (1906–2004) и Надежда (1909–1997) Боярские.
В большой семье Вячеслава Владимировича Чернавина росло семь детей:
– Виктор Вячеславович Чернавин (1899 – 1942);
– Александр Вячеславович Чернавин (2.2.1889 – ?)[1] – тоже учился «у Мая» в 1900 – 1904 гг.;
– Татьяна Вячеславовна Чернавина;
– имена еще трёх детей предстоит уточнить.
Интересной фигурой является дядя Владимира – генерал-лейтенант Всеволод Владимирович Чернавин (29.1.1879 – 1938) – российский и советский военный деятель. Участник  Первой мировой войны. Командовал 58-й пех. дивизией (1914), 3-й гв. пех. дивизией (1914), был ранен (1914). За бои на Днестре (1915) был награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. 25.08.1917 был назначен командиром 2-го гв. корпуса. В 1917 г. вместе с войсками своего корпуса перешел на сторону большевиков. В 1918 г. добровольно вступил в Красную армию. Был Начальником 1-й Воронежской пех. дивизии и военруком Воронежского района и Южного участка отрядов завесы, Командующим 8-й армией Южного фронта. В 1919 г. был Инспектором пехоты Западного фронта. После окончания Гражданской войны служил на штабных должностях в распоряжении РВС СССР и в научно-уставном отделе штаба РККА. Вышел в отставку 31.03.1931. По некоторым данным расстрелян в 1938 г.

Первые два года (1897–1899) Владимир учился в Императорской Николаевской Царскосельской Гимназии. Учёба прерывалась болезнями и в первом классе Владимир провёл два года. В середине 1900 года Владимир перешёл в третий класс Реального училища К.Мая. В это время семья Чернавиных проживала по адресу Васильевский Остров, Средний проспект, дом 4. Отец имел чин Статского Советника и служил Заведующим делами Их Императорских Высочеств Великих Князей Кирилла, Бориса и Андрея Владимировичей [2].

В 1902 г. семью постигло большое горе – умер отец семейства.
В 1905 г. Владимир окончил шесть классов Реального училища [3]. К этому моменту вдова с детьми проживала по адресу Васильевский Остров, Большой проспект, д. 27 [4].
В одно время с Владимиром в школе К.Мая учились (указаны будущие профессии и звания): архитектор, сын изобретателя радио Александр Александрович Попов (1887–1942); коммодор финского ВМФ  Георгий Яльмарович Хеккерт (1886–1969); ученый охотовед, профессор Дмитрий Константинович Соловьев (1886–1931); cтаршие лейтенанты ВМФ Александр Алексеевич Абаза (1887–1943) и Николай Дмитриевич Семенов-Тян-Шанский (1887–1974); сын генерал-майора Владимир Константинович Клюке фон Клюгенау (1886–?); военный юрист, подпоручик Нарышкин Петр Александрович (1886–1917); близкий друг Владимира и его будущий коллега, учёный ихтиолог Владимир Константинович Толстой (1888–1930) и другие.

После окончания училища два друга – Владимир Вячеславович Чернавин и Владимир Константинович Толстой – подали документы на естественное отделение физико-математического факультета Императорского СПб Университета [5]. Для поступления в Университет Владимиру пришлось сдать экзамен в Томском Алексеевском реальном училище за седьмой дополнительный класс реального училища и экзамен на знание латинского языка, так как на реальном отделении школы древние языки не преподавались. Университетский курс прослушал в 1907–1916 г. с перерывом на службу в действующей армии.
Владимир Вячеславович Чернавин добровольцем участвовал в Первой мировой войне [6]. 5 марта 1915 г. подпоручик Лейб-гвардии Петроградского полка Чернавин был ранен в бою у д. Еднорожец [7]. 25 июня 1917 г. капитан Лейб-гвардии Петроградского полка Чернавин был ранен в бою у горы Дзикиланы [8]. За отличие в делах против неприятеля был награжден: Орден Св. Анны IV-й степени (Аннинское оружие) (1915) [9], Орден Святого Станислава III-й степени (1915) [10], Орден Св. Анны III-й степени (1916) [11], Орден Св. Анны II-й степени (1916) [12], Орден Святого Станислава II-й степени (1917) [13], орден Св. Георгия IV степени.

22 июля 1915 года Владимир женился на выпускнице Московского университета Татьяне Васильевне Сапожниковой (1890–1971) – дочери ученика Тимирязева знаменитого томского профессора прославленного натуралиста, действительного статского советника Василия Сапожникова (9.12.1861 – 11.08.1924), с которым Владимир был знаком как участник экспедиций. В этом браке 14 сентября 1918 г. родился сын Андрей Владимирович Чернавин (14.9.1918 – 2007). В 1930-е годы Татьяна Васильевна работала музейным хранителем в Эрмитаже.

После событий октября 1917 г. Владимир Вячеславович остался в Советской России. Начал карьеру с чтения лекций в Петроградском агрономическом институте, где завершил работу над диссертацией и получил учёную степень. В 1923 году стал преподавать ихтиологию в этом же институте. Продолжил работу при факультете рыбоведения Сельскохозяйственной академии в Москве. Участвовал во многих экспедициях, занимался обследованием рыбного хозяйства Волго-Каспийского района. С 1926 года работал Директором по производству и исследовательской работе рыбопромышленного треста в Мурманске. С 1928 года отошёл от производственной деятельности и сосредоточился на исследованиях в области развития скелета лососевых.

23 октября 1930 г. Владимир Вячеславович Чернавин был арестован. Приговорен выездной сессией Коллеги ОГПУ 13.04.1931 по ст. 58-7 УК к 5 годам ИТЛ. Отбывал наказание в Соловецком лагере. Оказавшись сначала в Соловецком лагере на тяжёлых работах, таких как погрузка брёвен, Чернавин был впоследствии переведён в Кемь, где получил работу по специальности в лагерном рыбоводческом хозяйстве. Здесь, узнав о том, что его жена была освобождена из тюрьмы, он стал готовиться к побегу из заключения и из страны. По роду своей деятельности Чернавин много перемещался без охраны по территории Кемского района, выбирая места для рыбного промысла и изучая возможность использования рыбы на корм домашнему скоту. Временами он даже «сдавался в аренду» лагерным начальством в качестве лектора и инструктора для работы с председателями местных рыбоводческих колхозов. В ноябре 1931 года к нему на свидание приехали жена с сыном.
В августе 1932 года, во время следующего приезда жены и сына Андрея, Чернавин вместе с ними бежал из Кандалакши в Финляндию, для чего им пришлось идти 22 дня по пересечённой местности, страдая от недостатка еды и плохой погоды. Таким образом, семья Чернавиных оказалась в Финляндии, Чернавин с семьёй более года жил в Финляндии, где его жена лечилась от сердечного заболевания, спровоцированного тяжёлыми условиями побега. Позднее через Швецию и Париж в 1934 г. переехали в Великобританию. В этом же году в Париже были напечатаны книги Владимира Чернавина «Записки «вредителя»» и его жены Татьяны Чернавиной «Жена «вредителя»». В Англии Владимир Вячеславович работал в рыбном отделе Кенсингтонского музея. В 1937-1939 годах работал в Британском музее.

Владимир Вячеславович покончил жизнь самоубийством 1 апреля 1949 года [14] в Дорсете, (Великобритания). Татьяна Васильевна завершила свой жизненный путь в 1971 г. Сын Владимира Вячеславовича и Татьяны Васильевны, Андрей Владимирович Чернавин, окончил в Англии инженерный факультет политехникума, во время Второй мировой войны служил инженером на угольных шахтах, с 1946 по 1957 г. работал в речном управлении около Лондона. В 1957 г. перешел в контору по проектированию мостов и конструкций магистралей по всему миру. Одним из директоров этой фирмы был О.А. Керенский, сын Александра Федоровича Керенского, который считался одним из самых опытных инженеров и был Президентом института строительных инженеров. Андрей неоднократно встречался с А.Ф. Керенским, особенно к концу жизни последнего [16].  
Историю своей жизни – работу в экспедициях и в советских организациях, арест и пребывание в лагере на Соловецких островах, фантастический побег в Финляндию – Владимир Вячеславович описал в автобиографической повести [17].
Отдельная глава книги посвящена близкому другу и однокласснику по школе К.Мая Владимиру Константиновичу Толстому. С полным текстом воспоминаний можно ознакомиться здесь …  
Чернавин с горечью писал о том, что оказался ненужными стране, служение которой считали своим долгом. Невостребованными оказались его знания, труд, любовь к науке и отечественной культуре.

Приведем несколько отрывков:
«Чернавин В.В. путь ученого в СССР
По анкете, которую несчетное количество раз приходилось мне заполнять в СССР, я  – дворянин. Для следователя это значило классовый враг. Но, как и у многих русских дворян, ни у моих родителей, ни у меня ничего не было за душой, кроме личного заработка, то есть отсутствовали все экономические признаки того, что с точки зрения марксиста и коммуниста, определяет принадлежность к классу дворян. Мне было пятнадцать лет, когда наша семья осталась без отца, старше меня была сестра, за мной шло еще четверо; младшему было три года. Жизнь предстояла трудная и необеспеченная. Юношей мне удалось попасть в качестве коллектора-зоолога в экспедицию профессора В.В Сапожникова, известного исследователя Алтая и Монголии (ныне покойного). Впервые я увидел дикую природу, часто даже не нанесенную на карту местности, где верхом, без дорог, мы прошли больше двух тысяч километров в лето. Это было начало моих экспедиционных работ, которые быстро перешли в самостоятельные исследования я участвовал в качестве зоолога, а затем начальника, в ряде экспедиций на Алтай, Саяны, в Монголию, Тянь-Шань, на Амур, в Уссурийский край, в Лапландию.
Регулярная учеба казалась мне ненужной, я был уверен, что и без нее пробью себе дорогу. Зарабатывать я начал рано, без работы не сидел, правда, приходилось браться за многое – изготовлять препараты, учебные пособия, анатомические таблицы. Необходимость заработка толкнула меня на изучение ихтиологии – рыбоведения – отрасли, имевшей огромное практическое применение. Это заставило меня освоить море. Я научился владеть веслами и парусом. Когда мне все же пришлось поступить в университет, война выкинула меня оттуда, и обратно в жизнь я попал сильно покалеченным.
Казалось, что больше мне не выправиться, но через год я бросил костыли, и все еще хромой, с палкой, уехал в научную экспедицию в лиман Амура, где осенью, несмотря на свою хромоту, убил трех медведей. Жизненность во мне была нелегкая. Университетский диплом и обеспечивающую меня службу я получил перед самой революцией, которая еще раз выбросила меня из колеи, потому что научное учреждение, в котором я работал, было закрыто большевиками. Но это была общая судьба. Я ничего не потерял в революцию, потому что у меня ничего не было.
В наступившей разрухе, в голоде и холоде, с которыми мы боролись уже вдвоем с женой, в то время как третий требовал тепла и молока, я набрал несколько служб, из которых каждая в "капиталистическом" мире считалась бы почетной и обеспечивала бы всю семью. В РСФСР же единственный существенный заработок мне давал только курс в агрономическом институте, где мне полагалась одна бутылка молока в день и, иногда, некоторое количество кормовой свеклы, овса или жмыхов, которые профессорам уделяли от рациона скота, имевшегося при агрономическом институте. Несмотря на голод и холод, я за зиму закончил диссертацию и получил ученую степень.
Я говорю об этом не потому, что именно я вел научную работу в таких условиях, но потому, что так жили все, кто занимался наукой. Закончив теоретическую работу, я согласился на участие в экспедиции в Лапландию.
В 1921 году Ленин объявил передышку – НЭП, жизнь изменилась с фантастической быстротой. Страна расцветала и богатела. Появилась еда, одежда, можно было купить дрова, согреть и отремонтировать квартиру. В домах и на улицах восстановили электричество. Начали ходить трамваи и такси. Жизнь возвращалась к "буржуазному" укладу под предводительством самих большевиков. Они выступали под новым лозунгом: "Коммунист должен быть хозяйственником, промышленником, торговцем".
Что выиграли при этом интеллигенция и научные работники? Жизнь их улучшилась, конечно, тоже, но по сравнению с повышением уровня жизни других слоев населения, они остались далеко позади. "Режим экономии" в первую очередь больно хлестнул по научным учреждениям и учебным заведениям. Пайки потеряли смысл, денег же отпускалось так мало, что машинистки в коммерческих или промышленных предприятиях стали получать больше профессоров или ученых специалистов. Между тем квартирная плата, плата за трамвай, железные дороги, почта, цены на продукты повышались так, что становились непосильными для научных работников, которые не были связаны с какими-нибудь производственными предприятиями. Несмотря на материальные затруднения нового характера, русские ученые продолжали работать по-прежнему. Но большевики, окрепнув на НЭПе, стали активно преследовать теоретические работы во всех областях знания, если, по их понятиям, они не соответствовали марксизму. Я не могу говорить о других, чтоб им не навредить, но про себя скажу, что мог убедиться, что мои теоретические чисто научные работы кончены.
Следующая за диссертацией работа из области сравнительной анатомии не могла быть напечатана, так как необходимые таблицы стоили бы слишком дорого. Другую же, также как и перевод моей диссертации, мне пришлось оставить самому, ввиду неожиданных обстоятельств. В это время вышла из печати теоретическая работа известного русского ученого; работа носила антидарвинистический характер. Труд этот был пропущен цензурой, но автору запретили чтение лекций в высших учебных заведениях. Выяснилось, что большевики считают учение Дарвина  непогрешимым, как и учение Маркса, и всякое возражение против дарвиновской теории отбора рассматривают как контрреволюционное выступление. Причины мне были непонятны, но так как работы мои были в несоответствии с теорией знаменитого английского зоолога, люди весьма компетентные советовали мне с ней не выступать.
Впервые я чувствовал, что попал в безвыходный круг. Жить было трудно, приходилось отказывать себе во всем, научная работа становилась невозможной.
Моя судьба – обыкновенная история русского ученого, специалиста, – общая судьба вообще культурных людей в СССР. Какой бы тяжкой ни казалась моя личная судьба, она легче судьбы большинства: мне пришлось меньше вытерпеть на допросе и "следствии"; мой приговор – пять лет каторжных работ, значительно легче обычного – расстрела или десяти лет. Многие люди, которые подвергались пыткам и казни, были старше меня и имели гораздо большее значение в науке, чем я.
Вина у нас была одна: превосходство культуры, которое нам не могли простить большевики. Я говорю о себе только потому, что другие говорить не могут: молча должны они умирать от пули чекиста, идти в ссылку без надежды вернуться и также молча умирать.
Я бежал с каторги, рискуя жизнью жены и сына. Без оружия, без теплой одежды, в ужасной обуви, почти без пищи. Мы пересекли морской залив в дырявой лодке, заплатанной моими руками. Прошли сотни верст. Без компаса и карты, далеко за полярным кругом, дикими горами, лесами и страшными болотами. Судьба помогла мне бежать, и она накладывает на меня долг говорить от лица тех, кто погиб молча».

Источники:
1. ЦГИА СПб ф. 144 оп. 2 д. 141.
2. Весь Петербург 1901 г. С. 632
3. Благово Н.В. Школа на Васильевском. Ч.1. СПб.: Анатолия. 2013.
4. Весь Петербург 1905 г. С.662
5. ЦГИА СПб ф.14 оп.15 д.2230
6. Сайт «Памяти героев Великой войны»
7. РГВИА. Картотека бюро учета потерь в Первой мировой войне Ящик 7538-Ч.
8. РГВИА. Картотека бюро учета потерь в Первой мировой войне Ящик 7406-Ц
9. РГВИА. Высочайшие приказы ЕИВ от 25 сент. 1915 г. С. 18.
10. РГВИА. Высочайшие приказы ЕИВ от 23 авг. 1915 г. С. 37.
11. РГВИА. Высочайшие приказы ЕИВ от 28 авг. 1916 г. С. 45.
12. РГВИА. Высочайшие приказы ЕИВ от 25 авг. 1916 г. С. 41
13. РГВИА. Высочайшие приказы ЕИВ от 24 янв. 1917 г. С. 94
14. Незабытые могилы. Т. 6. С. 193–194.
15. сайт Царское Село
16. Чернавин В.В. Записки «вредителя» / Владимир и Татьяна Чернавины. Записки «вредителя». Побег из ГУЛАГа. — СПб.: Канон, 1999. https://www.litmir.me/br/?b=139086&p=1
17. Сайт geni.com.  
18. Википедия.

Информационную страничку подготовил М.Т. Валиев © (С.-Петербург).
18.06.2020

При использовании материалов ссылка на статью обязательна в виде: «М.Т. Валиев. Биографическая страничка Владимира Вячеславовича Чернавина - URL: http://www.kmay.ru/sample_pers.phtml?n=3354 (дата обращения)»

Дополнительные материалы:

Фотолетопись:
Поиск учеников школы


 




12.04
День рождения Евгения Борисовича Белодубровского - литературовед, библиограф, собиратель истории школы Карла Мая, соавтор первого издания о истории школы.
17.04
День рождения бывшего ученика нашей школы, космонавта испытателя Андрея Борисенко



















2009-2020 ©
Разработка и сопровождение сайта
Яцеленко Алексей